?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"Ревизор" в Вашингтоне

Я как-то написал, что собираюсь пойти на "Ревизора" в Шекспировском театре, но боюсь, что действие перенесут в Тимбукту. Так вот, пару недель назад к нам приехал в гости сын, и мы втроем пошли-таки на этот спектакль.

Действие в Тимбукту не перенесли. На сцене были двуглавые орлы, городничего звали Сквозник-Дмухановский, а приезжего - Хлестаков. Но все-таки это была совсем не Россия.

Но по порядку.

Спектакль начался с забавного происшествия. Довольно долго не открывали зал. Потом в фойе вышел режиссер-постановщик спектакля, Майкл Кан - харизматичный и обаятельный пожилой еврей, из тех людей, которые могут в переполненной комнате говорить не повышая голоса, прекрасно зная, что все вокруг замолкнут и прислушаются. Он сказал, что мотор поворотного круга не запускается, его чинят, поэтому начало задерживается. Ещё через пять минут Кан пришел опять и сказал, что мотор все ещё чинят, но дирекция предоставляет всем зрителям по бокалу вина бесплатно - чтоб не скучно было ждать. Стояние в очереди в буфет заняло народ минут на двадцать. Затем двери открылись, а когда публика уселась, на сцену вышел все тот же Кан. Он извинился, сказал, что мотор так и не починили, поэтому круг будут толкать вручную. "У нас нет возможности одеть рабочих сцены в костюмы крепостных, но представьте себе, что это русские крестьяне 19 века", - закончил режиссер. Надо сказать, что этих бурлаков настоявшиеся в фойе зрители встречали аплодисментами. Затем диктор с карикатурным русским акцентом предложил выключить мобильные телефоны - и спектакль начался.

Я подробно рассказал об этом эпизоде, потому что хочу объяснить, что после двух бокалов (перед объявлением Кана мы уже побывали в буфете) я воспринимал происходящее на сцене благодушно, искренне смеялся и хлопал. Как только актеры вышли на сцену, и я увидел Доктора в очках-телескопах, я сразу понял, что будет буффонада - ну и смотрел буффонаду, не ожидая от спектакля ничего другого.

Пьеса была адаптирована для американской сцены Джефри Хатчером. В своей статье Хатчер честно признается, что ни разу не был в России (и, насколько я понял, не знает ни русского языка, ни русской культуры). Однако, продолжает Хатчер, он может понять российскую коррупцию, так как вырос в сельском Огайо, где после каждых выборов шериф с помощниками выкидывали в речку ящики с бюллетенями. В соответствии с этим на сцене была выстроена этакая Россия-на-Миссисипи: двуглавый орел, мундиры - но очень американские характеры, коллизии и шутки. Последние были с некоторой бородой. Смотритель училищ жаловался на то, что учителя с пожизненным контрактом уволить невозможно, даже если его застали в туалете с двумя ученицами, учеником и козлом. Судья рассказывал, как избирался на свою должность двадцать лет назад. Анна Андреевна вспоминает, что воспитывалась в приличном доме, где "была книга, а мама умела художественно свистеть". Марья Антоновна стала типичным американским подростком: со страдальческим "Mom!", демонстративным презрением к миру и ставящими её саму в тупик желаниями (сцены ухаживания Хлестакова за дочерью и женой городничего были поставлены несколько более натуралистично, чем у Гоголя).

Но больше всего от российских отличались даже не шутки и не характеры, а отношения. Ни Хатчер, ни Кан, ни актеры не стали передавать трепета перед начальством. Ни у кого из персонажей язык к гортани при виде вышестоящего не прилипал. Какая-нибудь жена трактирщика вела себя с городничим совершенно независимо: это была именно американская предпринимательница, разговаривающая с американским мэром, а вовсе не российская купчиха перед российским городским головой. То есть было видно, что городничий может наслать на неё санитарного или пожарного инспектора и устроить кучу других неприятностей, но вот посадить без суда и следствия в холодную или там выпороть он никак не может (возможно, поэтому унтер-офицерша в этой постановке была крайне неубедительна - режиссеру пришлось спасать дело шуточками про BDSM). И все остальные - слуги, крепостные, купцы, - были с начальством с российской точки зрения просто невозможно дерзки. Даже Бобчинский с Добчинским разговаривали с Хлестаковым совершенно без почтения в голосе. Возможно, что в американском театре актер просто не может сыграть, а публика понять этого страха перед вышестоящим.

Хлестаков в постановке разительно отличался от гоголевского. Исчезли "простота и чистосердечие", которые Гоголь настоятельно рекомендовал "господину актеру". Этот Хлестаков - позер и фат, начисто лишенный каких либо симпатичных черт (как обаятельнейшему Дереку Смиту удалось это сыграть - для меня загадка). Его письмо Тряпичкину куда грубее оригинала. Интересно, как показано хвастовство персонажа: гоголевский Хлестаков, конечно, выпил, но пьянит его все-таки не алкоголь, а сама обстановка и собственная фантазия. Он, если так можно выразиться, врет совершенно искренне. Хлестакова в спектакле чиновники поят долго и старательно, чтобы заставить разговориться. "Губернская мадера, которая слона повалит с ног" в гоголевском тексте превратилась в длинную сцену, где поднимают тосты за царя и царицу (!), а потом принимаются пить водку из горла. Это, кстати, одна из худших сцен в спектакле: стереотип на стереотипе. В "сцене из русской жизни", кроме водки из горла, присутствует также медведь (в виде шкуры на полу), и для полного счастья не хватает только балалаек.

Гоголевский Хлестаков ухаживает за женой и дочкой городничего просто в силу своего характера, выраженного уже в фамилии (он "ухлестывает" за ними!). Хлестаков в постановке делает это потому, что поспорил с Осипом (!) на деньги, полученные от чиновников и купцов в типично американском пари "double or nothing". Кстати, откуда у Осипа такие деньги?

Надо сказать, что я вовсе не за буквализм в постановке классики. "Осовременивание" пьесы я вовсе не считаю грехом. Наоборот, худшее предательство авторского замысла может быть вызвано чрезмерным пиететом по отношению к его тексту: этот текст писался, чтобы его играли, а не молились на него. Публика во времена классика ещё не знала его шуток; если для того, чтобы пьесу воспринимали "как в первый раз", нужно придумать новые - значит, следует придумать новые. Тем более это касается переводной пьесы: никто не приходит в театр с лингвострановедческим словарем, поэтому все, что делает текст ближе к публике - хорошо, а не плохо.

Разумно, однако, спросить: не потерян ли важный смысл, который закладывал автор? И здесь, на мой взгляд, у буффонады Кана есть немаловажный недостаток.

Синявский-Терц очень хорошо заметил одну особенность пьесы Гоголя, которая делает ещё особенной, не похожей на другие. В "Ревизоре", как известно, нет положительных персонажей (кроме смеха, как утверждал сам Гоголь). Однако ни один из персонажей не отвратителен - наоборот, зритель не может не сочувствовать им всем, пусть взяточникам и обманщикам. В пьесе все - живые люди; Синявский пишет:

[П]ерсонажи комедии Гоголя, будучи до конца отрицательными, тем не менее остаются людьми и в этом качестве возбуждают сочувствие. [...] Как в доме Собакевича каждый предмет, каждый стул, казалось, говорил: "И я тоже Собакевич!", так в "Ревизоре" каждый персонаж мысленно или вслух произносит: "И я - человек!"

Не об этом ли позже спел Окуджава:

Как обаятельны для тех, кто понимает,
Все наши глупости и мелкие злодейства

Примечательно, что и у Окуджавы, и у Гоголя эти "глупости и злодейства" происходят "на фоне Пушкина": Пушкин не только дал Гоголю сюжет, но и недвусмысленно присутствует в пьесе.

И именно сочувствие, сопереживание гоголевским персонажам, ощущение их черт в себе делает возможным пафос заключительных сцен, где "свиные рыла вместо лиц" - это ещё и лица публики. Именно публике бросает городничий знаменитое "Над собой смеетесь!".

В постановке Кана этого сопереживания нет - и именно поэтому заключительные сцены у него не получаются. Да, городничий вспоминает свиные рыла - но в постановке они даны буквально: по ходу действия и Добчинский, и Бобчинский получают дверью по носу, и в заключительной сцене повязки на пострадавших носах делают их лица действительно вполне свиными (гример работал по-американски хорошо). И "над собой смеетесь" превратилась в тусклое "кто смеется громче всех, тот смеется над собой": как легко получить индульгенцию - достаточно смеяться не очень громко!

А как буффонада пьеса была очень хороша. Смешно, весело, живо - пусть даже грубовато. И под пару бокалов хорошо пошло.

Уже возвращаясь домой, мы в машине разговорились о том, как можно было бы сделать Гоголя ближе американской публике. Сын сказал, что осовременивать надо было до конца: действие следовало перенести на американский Юг периода Реконструкции, а Хлестакова сделать заезжим янки, которого приняли за карпетбаггера с большими связями, приехавшего наводить новые порядки. Двойственное отношение американцев к Югу (тут и романтика, и сочувствие, и понимание того, на чем именно держалось южное общество) могло бы сделать пьесу понятной и близкой.

Но это была бы уже совсем другая пьеса.

Comments

( 16 comments — Leave a comment )
malpa
Oct. 7th, 2012 05:52 am (UTC)
Вот это бы я с удовольствием посмотрела. Спасибо за подробное описание и вполне, на мой взгляд, резонные суждения.
gena_t
Oct. 7th, 2012 06:58 am (UTC)
А если так сделать. Все эти ребята - сотрудники какого-нибудь филиала. А Хлестаков - якобы представитель головного офиса. Может быть тут будет понятнее? И что он их посадить может, будет вполне реально. Они же там все воровать будут. А он им будет рассказывать, что Аватар это его фильм.
krasnogorr
Oct. 7th, 2012 07:33 am (UTC)
Я бы глянул такую пьесу, про американский юг.

Edited at 2012-10-07 07:34 am (UTC)
ymi_an_island
Oct. 7th, 2012 07:37 am (UTC)
ab_s
Oct. 7th, 2012 07:38 am (UTC)
Интересно, как перевести на английский термин "хэллоджоновский фильм"? :)
gromkovsky_v_v
Oct. 7th, 2012 08:18 am (UTC)
В "Ревизоре", как известно, нет положительных персонаже
Глубочайшее заблуждение (как и насчёт "Мёртвых душ").

Все персонажи - мы, русские люди.

И ко всем сочинитель относится с лобовью.

Edited at 2012-10-07 08:18 am (UTC)
rivig
Oct. 7th, 2012 08:19 pm (UTC)
Re: В "Ревизоре", как известно, нет положительных персона
И это, конечно, наша русская черта - отвечать, не дочитав текст до конца? Там это все чуть дальше и написано, дай Вы себе труд прочесть текст целиком.
mikelina
Oct. 7th, 2012 01:32 pm (UTC)
Не пойду теперь :(
scholar_vit
Oct. 7th, 2012 05:33 pm (UTC)
Жаль: лично я получил огромное удовольствие.
j_pinchikov
Oct. 7th, 2012 02:33 pm (UTC)
Спасибо за описание и анализ! Мы идем на Ревизора в четверг со студентами, а мнения друзей и коллег очень расходятся. Но меня беспокоит, что это будет первый Ревизор, которого они увидят, а многие и не читали другого.
У меня на прошлой неделе был совсем иной опыт с руской постановкой в Шекспировском театре. У них было чтение Островского, куда они пригласили меня для Q and A, и я все время ловила себя на аутентичности происходящего. Вопреки стереотипному представлению об Островском как об исключительно русском драматурге, он совершенно универсален и современен; переводчик и режиссер, к счастью, ничего и не пытались адаптировать. Это были Бешеные деньги.

Edited at 2012-10-07 02:34 pm (UTC)
scholar_vit
Oct. 7th, 2012 05:35 pm (UTC)
Мне было бы очень интересно Ваше мнение. Я ведь совершенно не профессионал, и мои заметки совсем не претендуют на что-либо серьёзное.

А что говорят друзья и коллеги?
j_pinchikov
Oct. 10th, 2012 10:56 pm (UTC)
Ваша статья очень профессиональна. Я такого развернутого анализа пока не слышала.

Говорили только, что для русского читателя, знающего текст наизусть, смотреть мало выносимо, но в целом, если принять метод транспонирования в местные реалии, можно смотреть.

Для меня проблема Ревизора в Америке особенно актуальна: я наконец закончила книгу про американские путешествия русских писателей, и там Хлестаков оказывается чуть ли не главным героем. Интересно, что вся гоголевская ситуация, по мнению наших путешественников от Маяковского до Пильняка и даже Ильфа с Петровым, оказывается очень в американском духе.
scholar_vit
Oct. 11th, 2012 12:17 am (UTC)
За "профессионализм" спасибо, но это чуть ли не одна из первых моих театральных рецензий (хотя книжные рецензии я пишу давно - в основном технические).

Мне было бы интересно Ваше мнение после четверга - и книга про путешествия русских писателей, конечно!
kireev
Oct. 10th, 2012 06:28 pm (UTC)
оффтопик. Мне кажется, это по Вашей части :)

Congressman draws fire for calling evolution, Big Bang ‘lies from the pit of hell’

Broun, a medical doctor by training, serves on the House Committee on Science, Space and Technology.

http://religion.blogs.cnn.com/2012/10/10/congressman-draws-fire-for-calling-evolution-big-bang-lies-from-the-pit-of-hell/?hp
scholar_vit
Oct. 10th, 2012 07:07 pm (UTC)
Спасибо, я тоже несколько охренел.

Что это за эпидемия с врачами в Конгрессе? То с пациентками спят, то на четвереньках на луну норовят повыть...
sikambr
Oct. 21st, 2012 05:33 pm (UTC)
А нам, напротив, понравилось невероятно. Особенно против крайне неудачной, на мой взгляд, предыдущей их постановкой, Все хорошо, что хорошо кончается.

Они сдалали рискованную вещь - переписали полностью текст Гоголя. НО: они вго переписали именно так, как, имхо, это бы сделал сам Гоголь, если бы Гоголь жил в Америке в 21 веке. Буквальное Гоголевское слово ушло - и хорошо, потому что даже самым умным и образованным американским зрителям бесконечно чужды проблемы коррупции в российской глубинле первой половины 19го века. Сатира на непонятные реалии - бессмыслена и неинтересна. Пьеса сделана так, что ее юмор органичен для современного американского зрителя. Приведу пример: из списка книг, "написанных" Хлестаковым остался только Евгений Онегин - потому что это известная реалия. А всякие Милославские бесстыдно заменены на современные Гоголю англоязычные реалии (Гордость и Предубеждение). И когда Хлестаков заявляет, что Джейн Остен это именно он - это выглядит так же смешно и так же нелепо, как для гоголевского зрителя выглядел Хлестаков-Милославский. А иначе это было бы то же самое, как в российской постановке американской комедии отпускать шуточки насчет автобиографии Фредерика Дугласа или памфлетов Томаса Пейна.

Постановшик ни секунды не стесняется вводить абсолютно современные аллюзии - когда Хлестаков один в своем номере воображает ("хорошо бы,
черт побери, приехать домой в карете, подкатить этаким чертом"), в спектакле он перед зеркалом выхватывает пистолет - "Are you talking to me?" - ну, Таксист, вы поняли. И это именно то, что должен делать американский Хлестаков в этой ситуации. Не может российский чиновник в 19 веке вести себя так, как нью-йоркский неврастеник? Не может. Ну и что? В такой постановке важно передать дух, а не букву.

Поставить Ревизора в Америке, или в любой стране буквально - убить пьесу. WSC не только не убила ее, но дала ей новую жизнь.
( 16 comments — Leave a comment )

Profile

knot
scholar_vit
scholar_vit

Latest Month

August 2017
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek