scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

Category:

Эмоции, разум и поведение

Я начну со старого анекдота. Его надо рассказывать с грузинским акцентом. Кстати, замечательные люди - грузины: как-то я в легком подпитии с час рассказывал похожие анекдоты в грузинской компании. Меня не только не побили, но даже вежливо смеялись.

Итак, урок в автошколе. Грузин-преподаватель: "Ситуация. Ты на дороге. Вдруг впэрэди ребенок. Слева идет старушк. Справа - красивый дэвушк. Кого давыт будэш?" Ученик думает: "Ребенка жалко. Девушка молодая. А старушка - она пожила своё..." И отвечает: "Старушку буду давить". "Садысь, два!" "А кого давить надо, учитель?" "Тормоз давыт надо, тормоз!"

В этом анекдоте моральная дилемма ("кого давить будешь?") оказалась несуществующей, снятой. Собственно, поэтому анекдот и смешон. Но к сожалению, можно представить себе ситуации, где дилемма существует, и снять её не удастся. Приведу наугад несколько ситуаций из одного и того же источника (о нём чуть позже):

  1. Вы - водитель трамвая, в котором сломались тормоза. Если вы ничего не будете делать, трамвай поедет направо и убьет десять человек. Если вы повернете налево, то трамвай убьёт пятерых.
  2. Снова трамвай с полетевшими тормозами, но вы на мостике над рельсами. Рядом с вами - очень толстый незнакомец. Единственная возможность остановить трамвай - бросить на рельсы незнакомца. Это приведет к его смерти. Но если этого не сделать, трамвай убьёт пятерых людей перед ним.
  3. Вы с семьёй сбились с дороги и попали на священную землю дикого племени. За это полагается смерть, но вождь племени сохранит вам всем жизнь, если вы сами принесете в жертву старшего ребенка.
  4. Вы - врач, и на вашей койке умирает молодой человек. Если его усыпить, а органы пустить на трансплантаты, вы спасете пятерых больных. Если вы дождетесь, пока он умрет сам, то умрет и он, и эти пятеро.
  5. Вы - архитектор, и вместе с начальником осматриваете с лесов новостройку. Начальник - нехороший человек, который губит жизнь своим сотрудникам, семье и родственникам. Если бы столкнете его с лесов, никто ничего не заподозрит: несчастный случай.
Эти ситуации взяты из статьи Michael Koenigs, Liane Young, Ralph Adolphs, Daniel Tranel, Fiery Cushman, Marc Hauser & Antonio Damasio, "Damage to the prefrontal cortex increases utilitarian moral judgements", Nature 446, 908-911 (19 April 2007). Ситуации описываются в приложении к статье, которое есть в открытом доступе: http://www.nature.com/nature/journal/v446/n7138/extref/nature05631-s1.pdf. В разделе "News and Views" журнала эта и другие статьи разбирается в публикации Deborah Talmi & Chris Frith, "Neurobiology: Feeling right about doing right" на стр. 865 в том же выпуске.

Нетрудно заметить, что у каждой из этих ситуаций есть "утилитарное решение", которое спасает максимальное количество человек (в идее "давить старушку" тоже есть утилитарный смысл, если мы привлечем известное из популяционной биологии понятие репродуктивной ценности особи). И кажется рациональным выбрать именно его. Но человек часто поступает иначе - почему? Естественно думать, что важную роль в нашем поведении играет не только рациональная, но и эмоциональная составляющая. Это предположение проверяли раньше, предлагая человеку подобные дилеммы и делая снимки активности мозга. Действительно, при решении таких задачек участки мозга, отвечающие за эмоции, активны. Но неясно, где причина, а где следствие: возможно, эмоциональная тяжесть принятия решения способствует возбуждению этих участков.

Подход Кёнигса и др. очень интересен. Есть люди, у который повреждены вентро-медиальные участки префронтальной коры головного мозга (ВМПФК). Известно, что эти люди обладают сниженной эмоциональностью, зачастую при сохранении интеллекта и способности общаться и понимать задачи. Авторы предложили моральные дилеммы таким больным и контрольным здоровым людям. Они измеряли, какое решение выберет человек, и сколько времени он затратит на обдумывание (это косвенно показывает тяжесть принятия решения).

Результаты, хотя и ожидаемы, все же интересны. Больные с поражением ВМПФК гораздо чаще выбирали "утилитарные" решения. Более того, им оно "давалось легче", если судить по времени, затраченному на решение моральной задачи (для того, чтобы исключить побочные эффекты, время решения калибровалось по времени решения аналогичных задач, в которых не было ситуации морального выбора).

Однако пациенты с повреждениями ВМПФК всё же не совсем бездушные роботы. В статье Талми и Фирта есть ссылка на другую публикацию Кёнигса (Koenigs M. & Tranel, D. J. Neurosci. 27, 95100956 (2007)). В этой статье таким больным предлагалось играть в Ultimate Game (я писал об этой игре вот тут). Напомню правила: первый игрок получает определенную сумму реальных денег. Из неё он может отдать любую сумму с шагом в 10% (т.е. 0%, 10%, 20%...) второму. Второй, ДО того, как узнает, сколько предложил первый, принимает решение типа "0% я не возьму, 10% не возьму, а 20% возьму". Затем делается ставка. Если эта сумма в интервале "возьму", то оба получают свои деньги. Если же эта сумма в интервале "не возьму", то ОБА не получают ничего. Рациональное решение (т.е. решение из теории игр) тут первому игроку отдать второму минимум (10%), а второму взять этот минимум. Отклонение от такого поведения измеряет "любовь к справедливости" - насколько оба игрока хотят равенства и предполагают такое хотение у другого. Важно, что все игры были одноразовыми: испытуемые играли ровно одни раз, друг друга НЕ знали и того, кто играет с ними, не видели (анонимная игра). Таким образом, роли репутации в игре не было совсем. Это похоже на чаевые в ресторане на большой дороге: я обедаю там сегодня и никогда не приду туда ещё.

Так вот, пациенты с повреждениями ВМПФК чаще поступают "нерационально", отвергая чрезмерно низкие доли. Талми и Фирт предполагают, что это связано с тем, что такое поведение, будучи неутилитарным "в малом", утилитарно с точки зрения "общественной пользы", т.е является "альтруистическим наказанием".

Моральные дилеммы вроде описанных часто возникают у политиков. Возьмём известную "задачу Черчилля". По-видимому, сама по себе ситуация и участие в ней Черчилля является "городской легендой", и именно он перед этой дилеммой не стоял - но на гипотетическую проблему это никак не влияет. Итак, предположим, что благодаря расшифровке немецких радиопереговоров вы знаете о будущей бомбардировке Ковентри. Эвакуировав жителей, вы предотвратите большие гражданские жертвы. Но этот шаг даст понять противнику, что его секретный код взломан. Несомненно, противник сменит код - и в дальнейшем жертвы могут оказаться ещё больше. А могут и нет.

Так вот, вопрос вот какой: хотим ли мы, чтобы наши политики, решая эти задачи, руководствовались разумом и эмоциями, как нормальные люди? Или мы хотим, чтобы они были больше похожи на больных из экспериментов Кёнигса?

Я не знаю ответа на этот вопрос.

Tags: anthropology, behavior, ethics, neurology, politics
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 129 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →