scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

Category:

Кундера и Оруэлл

Кундера в "Нарушенных завещаниях" обрушивается на Оруэлла. С точки зрения Кундеры, "1984" и не роман вовсе:

[...] этот роман, наглухо закрыт для поэзии; роман? политическая мысль, ряженая романом; мысль, безусловно правильная и ясная, мо искаженная своим переодеванием в роман, делающий её неточной и приблизительной. Если форма романа вносит неясность в мысль Оруэлла, даёт ли она что-то взамен? Освещает ли она тайну человеческих ситуаций, к которым нет доступа ни у социологии, ни у политологии? Не, ситуации и персонажи плоские, как на плакате. Б таком случае оправдана ли она хотя бы тем, что популяризует интересные идеи? Тоже нет. Поскольку идеи, заложенные в роман, уже срабатывают не как идеи, а именно как роман, а в случае с "1984" они срабатывают как плохой роман со всем пагубным воздействием, которое может оказать плохой роман.

Пагубное воздействие романа Оруэлла заключено в беспощадном сужении реальности до её чисто политического аспекта и в сужении этого же аспекта до самого образцово негативного, содержащегося в нём [...]

Этот приговор Кундеры вызывает протест. Давайте разберемся, действительно ли у Оруэлла всё так плоско и однозначно?

Для меня главным открытием в романе была концепция двоемыслия. Двоемыслие не есть лицемерие. Это уникальная способность удерживать в уме совершенно разные, противоположные концепции мира. Она, кстати, сохранилась в постсоветском обществе. Не помню, кто это афористично сформулировал кредо националистов: "Октябрьская революция была жидо-масонским заговором, и мы никому не дадим очернить её светлые идеалы". Можно ли описать это двоемыслие, не прибегая к форме романа? Оруэлл пытается это сделать: в "1984" полно длинных рассуждений (увы, ничем не лучше, чем длинные рассуждения Толстого); Оруэлл пишет эссе о языке и т.д. Но всё это приблизительно, неточно. А точно двоемыслие описано в эпизоде, когда Смит заменяет заметку о том, что его страна воевала с Истазией. С одной стороны, он знает о том, что было четыре года назад, С другой стороны, это "merely a piece of furtive knowledge which he happened to possess because his memory was not satisfactorily under control". Этот control не навязан сверху: это часть его природы. Именно из-за этого двоемыслия Смит не является положительным героем, а О'Брайен -- отрицательным. Можно вообразить ситуацию, когда они поменяются местами. Это не от картонности персонажей: их суть не в ролях, которые они играют (диссидента, провокатора и т.д.), а в готовности играть роль. Для меня "1984" был открытием не политическим, а психологическим: я что-то понял о себе, чего не знал раньше.

Но почему для Кундеры это не так? Почему для него "1984" -- всего лишь политический памфлет?

Рискну высказать гипотезу. В Чехословакии при Кундере пытались строить "социализм с человеческим лицом". С 1968 года Кундера вёл сложное существование, а в 1975 году эмигрировал во Францию. Чехословацкое общество тогда, как ни крути, не было так сильно разложено, как советское. Помогал национализм: грязь всегда можно было списать на "проклятых русских", которые привезли её на траках танков. Вопрос о собственной вине тут не стоял. Поэтому для Кундеры "1984" -- памфлет, и не очень хороший. Он отказывался признать реальность тоталитаризма, точнее, интернализовать его. Как нормальный чех, Кундера не хочет увидеть в себе ни Смита, ни О'Брайена. А потому не верит Оруэллу.

Но тогда вопрос: а как Оруэлл разглядел это из своей Британии?

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments