scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

Categories:

Американцы и смерть

Об отношении американцев к смерти можно писать много. Я коснусь двух черт, которые особенно ярко контрастируют со, скажем так, советской культурой.

Во-первых, это некий мистический ужас перед покойниками. Он очень хорошо виден у Лавкрафта. Вообще Лавкрафт - довольно средний (а точнее - ниже среднего) писатель, и его успех можно объяснить только тем, что он сумел задеть что-то в коллективном бессознательном американцев. Это же коллективное бессознательное видно в сюжете какого-нибудь дюжинного американского фильма ужасов: построили дом на заброшенном кладбище, и души покойников приходят за ничего не подозревающими жильцами. Лично меня такие фильмы, как и книги Лавкрафта, вгоняют в зевоту. У нас в Одессе на месте кладбищ и дома строили, и парки культуры и отдыха разбивали - нас ли испугает голливудский ужастик? Вообще отношение советского человека к мертвым лучше всего передаёт совет кладбищенского сторожа из записных книжек Ильи Ильфа: "Вы покойников не бойтесь. Они вам ничего плохого не сделают. Вы бойтесь живых".

С другой стороны, как это ни парадоксально, поражает часто панибратское отношение американцев к теме смерти. Все эти хеллоуиновские шуточки. Возможно, что это как раз следствие страха: карнавальная победа над ужасом. Но все-таки многие шутки тут кажутся чересчур черными.

Вот на днях листаю Washington Post. Останавливаюсь на Kids Post: такая страничка для детей младшего школьного возраста. Кстати, обычно неплохо написанная. В этот раз рассказы о ковбоях, всякие задания типа "соедини точки по порядку карандашной линией" (и получится ковбой на лошади, которого можно раскрасить) или "найди десять отличий". В общем, замени ковбоев на доярок с животноводами - получится вполне себе "Мурзилка" или "Веселые картинки" брежневского периода. Тут же раздел шуток. И среди них такая: "Why did a cowboy decide to die in his boots?" - "Because he did not want to stub his toe when kicking the bucket". На русский язык это можно перевести примерно так: "Почему фигурист решил развязать шнурки перед смертью?" - "Чтобы было легче отбросить коньки". Не бог весть что, конечно (тем более в моём переводе), но факт в том, что эта шутка была немыслима на страницах тех же "Веселых картинок" или "Мурзилки" моего детства.

То есть чернушные детские вещи были, причём как фольклорные ("Мальчик в сарае нашёл пулемёт"), так и авторские вроде григорьевского "Я спросил электрика Петрова". Но во-первых, они распространялись исключительно в неподцензурной сфере, а во-вторых, интонации там были совершенно другие. Сравните эту шуточку про смерть в ботинках со знаменитым "Прохоров Сазон воробьёв кормил. Бросил им батон - десять штук убил" того же Олега Григорьева.

Интересно было бы понять, насколько эта разница вызвана разным мировосприятием, а насколько - цензурой? Или скажем так - возможна ли шуточка про смерть и ботинки в современном российском детском журнале?

Update: http://scholar-vit.livejournal.com/141900.html

Tags: americana, anthropology
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 29 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →