scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

Categories:

Ещё об обмане стариков: как это делается в Америке

Некоторое время назад я написал об обмане стариков в России. По этому поводу одна то ли уже журналистка, то ли нет ещё, ответила: scholar-vit бог знает до чего договорился - что в америке реклама никого не обманывает - ну это же смешно читать а что? чем не реклама для простаков про изумрудный город? и ведь ему ни секунды врать не стыдно. Уважаемая пользовательница совершила известную логическую ошибку: если действие запрещено законом, это ещё не значит, что оно не существует. Закон запрещает воровать, а правоохранительные службы сажают нарушителей в тюрьму. Это, несомненно, снижает уровень воровства - но увы, не до нуля. С мошенничеством история такая же. В недавнем номере New York Times содержится интересная статья Боба Херберта о том, как обманывают стариков в США. Мне кажется, что сравнение реакции на эту историю с реакцией на аналогичные истории в России может оказаться поучительным.

Итак, в домике на Меррилл Авеню жили-были три пожилые женщины: мать и две её незамужние дочери. Младшей дочери сейчас 65, соответственно семь лет назад ей было 58. Она сейчас почти ослепла и пользуется кислородной подушкой; здоровье остальных двух женщин было ещё хуже. В ходе описываемых событий они умерли. Все три были бедны. Они были виновны ещё в одном поступке, по мысли ella_p, почти преступном: у них не было молодых богатых детей, которые могли бы о них позаботиться.

В начале века по Америке прокатилась волна subprime loans. Это вот какая штука. Традиционная ипотека в США была устроена так: человеку дают в долг деньги под залог дома за фиксированный процент. Если потом средний процент по ипотеке возрастет, он все равно платит тот, о котором договорился. А если упадет, то он может перефинансировать займ: пойти в другой банк и взять деньги под новый, меньший процент - второй банк выплатит долг первому (иногда в роли "первого" и "второго" выступает один и тот же банк). Есть ряд ограничений, которые уменьшают риск банка. Во-первых, дом должен стоить существенно дороже, чем сумма займа: обычным считалось соотношение 4:3, т.е. владелец должен внести не менее 25% стоимости дома в качестве downpayment. Во-вторых, банк должен убедиться в платежеспособности должника: последний предоставляет справку о своих доходах, а банк использует общепринятые модели оценки риска займа. Есть известная история, когда банки отказались дать займ семье Клинтонов для покупки жилья в штате Нью-Йорк, куда те собирались переехать из Белого Дома. На Билле висел долг адвокатам по делам вокруг импичмента, президентская зарплата кончалась (да и была всегда невелика) - и модели четко говорили "STOP". Понадобилось формальное поручительство богатого друга Клинтона, чтобы займ был одобрен.

Понятно, что такие займы ограничены платежеспособной клиентурой. И в начале века были придуманы способы распространить ипотеку на людей, которые раньше её получить не могли. Повышение риска для банков должно сопровождаться повышением доходности - т.е. бедный должен платить больше. Этой цели служили так называемые adjusted rate mortgages with teaser rates. Идея такая. Первые лет пять должник платит очень маленькие деньги. Зато потом процент взлетает до среднего на тот будущий момент плюс сколько-то - и постоянно пересматривается. Пока цены на дома растут, а средняя ставка держится небольшой, это кажется нестрашным: если выплата возрастет, перефинансируем займ и опять будем платить мало. Вот если этот процесс прекратится - но он же никогда не прекратится, верно?

Были придуманы ещё пара вещей для облегчения subprime loans. Например, negative equity. Банк финансировал не 75% стоимости дома, а больше 100%. Ну, скажем, 101%. Это означало, что должник не только ничего не должен был платить за дом, но и получал в придачу кучу денег на руки - сразу. И опять при росте цен на дома это казалось настоящим бесплатным сыром: получил деньги, через пару лет перефинансировал - и получил ещё больше денег!

На сухом языке экономики это называется перекладыванием рисков от изменения ситуации на рынке недвижимости на должников - причем самых бедных и малообразованных среди них. То есть людей, наименее приспособленных эти риски оценить и наиболее уязвимых для последствий неверной оценки.

Надо сказать, что законодательство США запрещает банкам подобное. Банк обязан оценить платежеспособность потенциального должника, и не имеет права давать займ тому, кто явно не сможет его оплатить. Как же обходилось это законодательство? Двумя способами. Во-первых, появилась масса "ипотечных контор", оформляющих ипотеки и продающих их банкам. Так как конторы банками формально не являлись, банковское законодательство для них было не указом. Общий климат при президентстве Буша: регулирование бизнеса есть зло, а невидимая рука рынка сама всё расставит по местам, способствовал этой лазейке. Во-вторых, использовался известный метод из задачи о трех черепашках: в документах просто врали. Указывался уровень доходов должника, который не имел никакого отношения к действительности - а должнику объясняли, что "так нужно, чтобы получить деньги, и так все делают". И опять это всё делалось с бедными и малообразованными людьми, которые далеко не всегда понимали, что подписывали.

В итоге эти игры нанесли серьёзный удар по американской экономике - и по экономике всего мира. А у нас сейчас больше полумиллиона семей, которым грозит выселение из домов. К ним относится и Роза Дейли, с которой началась эта заметка.

Дейли не хотели играть в эту игру. Но кредиторы понимали, что больные бедные старушки - это лакомая добыча. И звонили, и звонили, радужными красками расписывая выгоды. После сотни таких звонков те сдались и подписали бумаги. Как говорит Херберт, это было начало спирали: один невозможный долг повлек за собой другой, тот третий... Кредиторы не оставляли женщин, предлагая им все новые и новые сделки. Умерла мать, старшая сестра слегла с инфарктом. В документах на последний займ доходы семьи очевидно завышены. Для подписания этих бумаг кредитор отвез Розу в больницу, где лежала её сестра Бетти. Ни умирающая Бетти, ни полуслепая Роза не понимали, что подписывают. Женщины были напуганы и плохо сознавали, что происходит. Впрочем, как говорят мои либертарианские друзья и вторящие им российские демократические интеллигенты, каждый человек должен отвечать за свои поступки. Несомненно, семья Дейли совершила страшное преступление - они были бедны и больны. Так что вполне справедливо, что оставшаяся одна Роза встречает День Благодарения за банкой консервов в холодном доме (на отопление денег нет), который у неё отбирают.

Сама по себе история для российского читателя не должна казаться экстраординарной. Я слышал про стариков из СНГ, которых искусно лишали жилья. Но есть очень существенная разница. Она в том, что здесь общество не считает эту историю нормальной. С точки зрения российских либертарианцев люди в США насквозь пропитаны социализмом: ну не верят они, что для Светлого Будущего эффективные менеджеры должны свободно грабить старушек. Поэтому тут есть законы, направленные против мошенников. Поэтому нашелся адвокат, Вильям Спилбергер, который взялся защищать интересы Розы Дейли и подал в суд на тех, кто навязывал ей займы. И поэтому тут немыслим журналист, который напишет, что для общего блага нужно, чтобы Роза Дейли была обманута и выгнана из дома, а кому это не нравится - пусть позаботится о своих бабушках и дедушках.

Может, именно поэтому наши журналисты не стесняются говорить, что они журналисты - в отличие от уважаемой sara_phan?

Update: я забыл упомянуть, что сейчас в в Конгрессе обсуждается законопроект об облегчении условий ипотек, заключенных в то время. Всем, даже Бушу, ясно, что надо что-то делать. Спор идет о том, кто получит облегчение - сто тысяч семей, двести тысяч, шестьсот тысяч..., - и на каких условиях. Спасибо svensk_vanja, вовремя задавшему вопрос.

Tags: americana, economics, libertarians, politics
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 94 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →