scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

Categories:

Умберто Эко о политической корректности

В сборнике Эко, о котором я уже писал, интересная статья о политической корректности. Это перевод колонки в la Repubblica, напечатанной в октябре 2004 года. (Я не знаю итальянского, поэтому мне трудно сказать, как выглядели примеры автора в оригинале, а не в английском переводе.)

Эко говорит, что основная идея политической корректности - это не предписать, как называют те или иные группы населения, а скорее предоставить им самим решать, какое название их не обижает. Если же выбранное название им не подойдет, то сменить его - возможно, несколько раз, как произошло с термином для американских негров - которых стали называть "черные", а потом, когда и это слово стало восприниматься как оскорбительное - "афроамериканцы". Если слепым не нравится слово "слепой" (несмотря на ассоциации с великим слепцом Гомером), и они предпочитают "visually challenged" - то мы проявим уважение к ним, называя их именно так. Точно так же, как уличный уборщик может предпочитать, чтобы его называли "экологический оператор".

Однако, продолжает Эко, юристы не требуют, чтобы их называли "легальными операторами". Почему так происходит? А потому, что эта профессия, в отличие от профессии уборщика, почетна и выгодна. Дело тут не в названии, а в характере труда уборщика. То есть политическая корректность - это способ задешево уйти от реальных проблем. Мы можем сделать тротуары удобными для проезда инвалидных колясок, - а можем начать называть инвалидов вместо disabled - differently abled. Во втором случае мы избавились от слова - но не от проблемы. Точно так же безработица никуда не уйдет, если мы будем называть безработных вынужденно незанятыми. И пусть мы всегда вместо слова chairman будем употреблять слово chairperson - это никак не поможет равноправию женщин, если должности chairpersons будут на 99% занимать мужчины.

Эко останавливается на интересном следствии такого рассуждения. А именно, если изменение слова не приводит к решению проблемы, то через некоторое время понадобится ещё одно изменение слова. В филологии такой "дрейф эвфемизмов" хорошо известен. Скажем, русские обозначения туалета - все эвфемизмы. Нужник - это "нужное место", сортир происходит от французского "выйти, отойти", уборная - место, где надевают наряды (уборы), само слово туалет прошло аналогичную эволюцию во французском. Иначе говоря, любой эвфемизм для туалета не отменяет того факта, что о действиях, совершаемых там, говорить не хочется. Поэтому через некоторое время эвфемизм становится неудобосказуемым, и изобретается новый - который ожидает та же судьба.

Эко отмечает, что политическая корректность, вначале объявленная демократическим и даже "либеральным" движением, часто вырождается - и может служить даже проявлением латентного расизма. В Италии при Муссолини слово "еврей" было ругательным. Поэтому некоторое время после войны многие итальянцы, которые все ещё не любили евреев, но не хотели показаться антисемитами могли сказать о ком-то так: "Он (короткая пауза) израэлит". При чтении этого отрывка на память приходит советский политически корректный эвфемизм "лицо еврейской национальности" и построенный по этой же модели российский оборот "лицо кавказской национальности". Эко пересказывает несколько хорошо известных историй про эксцессы политической корректности - вроде знаменитой пародии на "Красную шапочку". Впрочем, одной истории я не знал. Los Angeles Times решила называть противников абортов antiabortionists вместо обычного термина pro-life. Это привело к конфузу, когда в газете была помещена рецензия на какую-то пьесу. Автор объявил, что постановка была жизнеутверждающей, pro-life. Недремлющее око редактора изменило это слово в соответствии с новой политикой - и изумленные театралы узнали о неожиданном смысле пьесы!

Таким образом критика Эко похожа на распространенную критику политической корректности лишь на первый взгляд. На самом деле позиции Эко и обычного (особенно в русской среде) противника политической корректности противоположны. Последний борется с политической корректностью справа, он протестует против того, что ему мешают называть черных ниггерами. Кстати, среди этих противников довольно много моих соплеменников; понимают ли они, что тем самым борются за право окружающих называть их самих жидами пархатыми? Эко же критикует политическую корректность слева: он считает, что она не должна заменять реального равноправия.

Именно поэтому заключительный абзац статьи Эко не смог бы написать обычный противник политической корректности:

Давайте хотя бы согласимся, что политически корректно использовать слова, в том числе политически корректные термины, правильно и в соответствии со здравым смыслом (поэтому я не буду называть Берлускони человеком с вертикальными проблемами, пытающимся избегнуть фолликулярной регрессии). И давайте придерживаться фундаментального принципа, что гуманно и цивилизованно не употреблять слов, которые заставляют страдать других людей.

Tags: eco, political_correctness
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 33 comments