scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

Category:

Два типа мужества и литература

Эта мысль стара, но иногда полезно вспоминать прописные истины. Есть два типа мужества. Оба начинаются с "не убоюсь" - но различаются тем, кого именно не убоюсь.

Первый тип - "не убоюсь тебя". Это мужество внешнее, направленное вовне. Причем страдание, которого не боится мужественный человек, может быть как физическим (печь огненная), так и духовным (анафема в каждом соборе). Это тип протопопа Аввакума.

Второй тип - "не убоюсь себя". Это мужество внутреннее. Не побоюсь заглянуть в свою душу - и не отверну глаза от того, что увижу там. Не побоюсь увидеть за непримиримостью - честолюбие и гордыню. Не побоюсь сказать самому себе, что именно мной движет. Лев Толстой, наряду с мужеством первого типа, обладал и мужеством второго.

Фрейд говорил, что психоаналитик, перед тем, как анализировать других, обязан проанализировать себя. Причем успех анализа он определял, как советский дантист в старые времена: если пациент орет от боли, значит, нерв найден. Чем больше отторжение, тем больше уверенность, что мы на правильном пути.

Я не знаю, как насчет психоанализа, но по отношению к литературе этот тезис, похоже, верен: именно мужество второго типа нужно писателю для создания живых персонажей. Художники Возрождения анатомировали трупы. Писатель анатомирует себя. Без наркоза. Иначе может получиться великая публицистика - но великой прозы не получится. Будут раскрашенные куклы вместо персонажей. Иллюстрации тезисов, но не люди.

Tags: literature
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments