scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

Categories:

Интерпретация тестика и разные размышления с анекдотом в конце

Поток ответов на тестик похоже, совсем иссяк. Так что можно публиковать интерпретацию. На всякий случай, я кладу её под кат: для тех, кто ещё не видел тестика и хочет сначала ответить на вопрос сам. А для самых терпеливых, кто прочтёт и тестик, и интерпретацию, будут танцы в конце следует анекдот.

Первый вопрос этого теста придумал не я. Это слегка видоизменённый тест Колберга. Колберг - последователь теории стадиального развития Пиаже. Он заинтересовался, как именно у ребёнка создаются моральные представления. Колберг предлагал детям разного возраста моральные дилеммы и изучал полученные ответы. Этот подход к морали интересен тем, что в нём ослаблена роль субъективности исследователя. Мы не говорим, что мораль Б выше морали А, потому что Б ближе к идеалу исследователя. Мы констатируем тот факт, что ребёнок в развитии проходит через стадию А, и затем её сменяет стадия Б. Разумеется, совсем отстроиться от субъективных оценок нельзя; история с шестой ступенью развития морали, которую сам же Колберг то принимал, то отвергал, это хорошо иллюстрирует.

О дилеммах Колберга написано много книг. Я очень рекомендую вот этот отрывок из учебника Грейна: http://faculty.plts.edu/gpence/html/kohlberg.htm. В нём содержится очень хорошее изложение взглядов Колберга, его результатов, современной и позднейшей критики и многое другое. Для тех, кто не хочет продираться сквозь английский текст, я изложу вкратце интерпретацию теста, более или менее следуя ссылке выше.

Колберга интересовал не ответ на вопрос, что должен сделать муж в дилемме, а почему он так должен поступить. Были специальные методики, которые помогали "разговорить" ребёнка. В зависимости от ответов Колберг выделяет три уровня морального развития, каждый из которых делится на две ступени.

Первый уровень -- пре-конвенциональный. На этом уровне ребёнок воспринимает обычную, конвенциональную мораль, как нечто, данное свыше. Родителями, например. Ребёнок воспринимает себя не как часть общества, а как некто, кто выполняет приказы общества.

Ступень 1 соответствует ориентации на послушание и наказание. Воровать лекарство плохо, потому что "это незаконно". "Это плохо". Вариант: "украсть можно, потому что за это, скорее всего, не накажут".

Ступень 2 соответствует индивидуализму. Ребёнок понимает релятивизм понятий "хорошо" и "плохо". Что хорошо для мужа, плохо для аптекаря. "Надо украсть лекарство, если любишь свою жену, но не надо, если хочешь потом жениться на другой, моложе и красивее". "Может, у них были дети, и мужу нужен кто-то, кто бы за ними присмотрел. Но если его посадят надолго в тюрьму, то воровать нельзя". Иначе говоря, надо делать то, что тебе доставляет максимум удовольствия. Очень интересен элемент обмена на этой стадии: "Если муж украдёт лекарство для жены, она потом тоже ему поможет".

Второй уровень -- конвенциональный. Ребёнок осознаёт себя членом общества и воспринимает его конвенции как свои.

Ступень 3 соответствует стремлению к хорошим отношениям внутри семьи и своего круга. "Муж -- хороший человек, потому что он хочет помочь своей жене". "Аптекарь сам виноват. Он жадный и злой". Некоторые дети так возмущаются поведением аптекаря, что предлагают посадить в тюрьму не мужа, а его.

Ступень 4 соответствует ориентации на поддержание общественного порядка. Надо соблюдать законы, уважать правила, потому что от этого зависит порядок в обществе. "У вора хорошие мотивы, но воровство нельзя защищать. Что будет с обществом, если каждый будет нарушать закон, исходя из хороших мотивов?" На этой ступени ребёнок (точнее, человек: многие взрослые люди останавливаются на этой стадии) рассматривает ситуацию с позиции полноправного члена общества. Интересно, что формально ответ похож на ответ на ступени 1 (нельзя нарушать закон), но ребёнок на ступени 1 не может объяснить этот ответ. А здесь мы видим понимание роли законов в жизни общества.

Третий уровень соответствует постконвенциональной морали. Опрашиваемый осознает себя не просто членом общества, но личностью.

Ступень 5 соответствует пониманию идеи общественного договора и индивидуальных прав. Да, общество должно функционировать, но этого мало -- нам нужно моральное общество. Испытуемые видят необходимость в гарантии основных прав (жизнь, свобода) и демократических процедур для изменения несправедливых законов. "Долг мужа спасти свою жену. Если её жизнь в опасности, это отменяет менее важные установления. Жизнь человека важнее, чем собственность". Молодой человек, чей ответ приведён выше, добавил, что "с моральной точки зрения" этот муж обязан спасти и незнакомого человека, поскольку если жизнь человека важнее, чем собственность, то это относится к любой жизни. На вопрос, должен ли судья наказать вора, он ответил: "Обычно моральные и юридические принципы совпадают. Здесь не так. Судья должен ориентироваться на моральную точку зрения, но сохранить достоинство закона, назначив лёгкое наказание".

Колберг отмечает, что на ступени 4 испытуемые также говорят о "праве на жизнь". Но для них это право освящено законом (Библией, и т.п.) или другим авторитетом. На ступени 5 они пытаются самостоятельно ответить на вопрос о то, что же такое моральное общество.

Ступень 6 соответствует универсальным принципам. На этой ступени человек "смотрит на ситуацию" глазами всех участников: мужа, жены, аптекаря, -- и пытается добиться решения, исходя из равного уважения ко всем. Возможно, это соответствует принципу эмпатии, о котором пытался писать Ваш покорный слуга: http://www.livejournal.com/users/scholar_vit/11365.html. Но, как справедливо отмечает Грейн выше, различие между ступенями 5 и 6 не очень ясно и трудно определимо на эксперименте.

Было бы интересно сопоставить эти три уровня с христианской концепцией человека телесного, душевного и духовного, но это, скорее всего, слишком широкое обобщение.

Я опубликовал этот тестик после дискуссии с trurle. Я заметил, что моё моральное чувство, увы, ничего не говорит о священности частной собственности. И больше того, мой опыт показывает, что таково же моральное чувство 99% людей, которых я встречал. На это мой собеседник ответил: То есть Вы готовы принимать участие в воровстве и грабеже? На улице гопничать или по гостям серебряные ложечки тырить? И так же устроено моральное чувство Ваших знакомых? У Вас очень своеобразные знакомые или Вы сказали какую-то неправильную вещь. Нехитрый (и очень характерный) трюк с подменой понятий тут налицо: либо частная собственность священна, либо "по улице гопничать или по гостям серебряные ложечки тырить". Мне надоело ловить trurle на подмене понятий, и я несколько драматично проиллюстрировал свою точку зрения. Во-первых, среди тех, к которым применялся тест Колберга, никто (разве что на первой ступени) не говорил о священном принципе частной собственности. А во-вторых, ни для кого из моих читателей, ответивших на тест, частная собственность не священна. Да, они уважают частную собственность -- но есть разница между уважением к дяде Васе и объявлением его святым Васисуалием. Даже сам trurle признал, что как слабый человек, он лекарство и украсть может. Если уж наш записной либертарианец таков, то что говорить о простых смертных? Тем не менее, ни сам trurle, ни мои читатели, надеюсь, по улицам не гопничают и ложечек не воруют.

Второй вопрос -- не из Колберга. Этот вопрос придумал я. Это на самом деле ловушка. Ловушка для trurle. Добавив в колберговскую дилемму возможность компенсации аптекарю, я снял возражение второй ступени морального развития. Мне кажется, что вслед за Мизесом многие либертарианцы находятся именно на ней. Что ж, пора выходить из претинейджеровского возраста. И trurle попался в расставленные силки: Без всякого сомнения разбиваю окно. Завтра разберусь.

Но позвольте, почему же без сомнения? Лекарство -- частная собственность аптекаря. Он имеет право с ней распоряжаться так, как он хочет. Не так ли, господа либертарианцы? В данном случае его желание выражено ясно: он хочет торговать лекарством с девяти до пяти с перерывом на обед. Вы на это желание соизволили наплевать. Вы утверждаете, что дав ему завтра деньги, вы не причините ему зла. А почему вы имеете право решать за аптекаря, что ему причиняет зло, а что нет? У вас же такой простой критерий этичности поступков: добровольность сделки. Разве аптекарь добровольно согласился на то, что вы у него возьмёте лекарство, а завтра заплатите?

Справедливая компенсация, говорите? Очень хорошо. Государство говорит: "Я беру у аптекаря силой налоги, а в обмен даю ему хорошие дороги, защищаю от бандитов и гарантирую социальный мир. Это справедливая компенсация за взятые налоги". И чем это хуже компенсации за разбитое стекло? Особенно если учесть тот факт, что по поводу налогов аптекарь голосовал, а по поводу стекла у него никто ничего не спрашивал.

Если можно разбить стекло у аптекаря, то можно ли его заставить принудительно продать лекарства по твёрдой цене, если стране грозит эпидемия? Можно ли реквизировать запасы хлеба перед угрозой голода, заплатив хозяевам справедливую компенсацию?

Красота ловушки заключается в том, что сам же trurle долго объяснял, что нет никакой грани между государством, берущим налоги, и гопником на улице, отбирающим у прохожего бумажник. Замечательно: мне оставалось только вывернуть этот довод наизнанку и придумать ситуацию, когда trurle признает действия гопника моральными. Это оказалось нетрудным. Теперь ему придётся признать моральными действия государства: он сам же утверждает, что грани нет.

Надо сказать, что pargentum выдвинул возражение: я, дескать, нарочно выдумал экстремальную ситуацию. Это, однако, не выдерживает критики. Что такое экстремальная ситуация? Вот на деньги налогоплательщиков содержится Emergency Room: больница скорой помощи. Без этих денег неимущие пациенты умрут. Это экстремальная ситуация? Вот ходит полицейский, нанятый на налоговые деньги. Если он не будет патрулировать, кого-то могут и ножиком пощекотать. Это экстремальная ситуация? Или мы хотим сказать, что жизнь котёнка, которого спас pargentum, сломав чью-то дверь, важнее жизней бедных пациентов или жертв убийцы?

Я знаю, что ответят либертарианцы. Дескать, государственная больница и полицейский неэффективны, а вот если приватизировать это, то всё будет хорошо. Об эффективности можно спорить, но это будет спор именно об эффективности. С моралью мы уже разобрались. И если выясняется, что здравоохранение по американскому образцу чудовищно неэффективно, давайте не будем говорить: "А зато всё остальное -- социализм, а значит, аморально, и от него один шаг до Сталина, Гитлера и Пол Пота". Как мы только что выяснили, это нечестный довод.

На закуску -- обещанный анекдот. Он взят из учебника по психологии, по которому учится мой сын. Собственно, о тесте Колберга рассказал мне тоже он.

Пиаже тестирует девочку. Он переливает воду из узкой высокой бутылки в широкую, так что она оказывается на донышке. И спрашивает, стало ли воды меньше. "Я думаю, что меньше, -- говорит девочка, -- но я ещё не дошла до стадии Понимания Постоянства Объёма по Пиаже. Мой брат уже дошёл, так что он думает, что одинаково".

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 96 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →