?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Моя недавняя подборка документов об изнасилованиях вызвала довольно шумную реакцию среди русскоязычных правых блоггеров. Кое-что можно увидеть в комментариях к заметке, кое-что в других журналах. От меня требовали извинений, обвиняли во лжи и клевете, призывали позор на мою голову и т.д., и т.д. Забавно, что все это возмущение, как водится, базировалось на одной и той же дезинформации.

Честно говоря, я не уверен, стал ли бы я отвечать на этот шум в иной ситуации. Ну в очередной раз арбаты и моргулисы с резонерами оказались введенными в заблуждение нечистоплотными англоязычными правыми блоггерами - это было вчера и будет завтра, особой новости тут нет, а в моем журнале хочется говорить о чем-то более интересном. Однако среди их рассуждений я нашел любопытный поворот, который объясняет, почему этот эпизод биографии Пейлин мне кажется таким мерзким. Мне захотелось поговорить об этом - ну, а чтоб два раза не вставать, разберемся и с фактической стороной дела.

Итак, сначала о фактах. Правые блоггеры утверждают, что на самом деле жертвы насилия не платили за медицинские обследования: это делали их страховые компании. В доказательство приводится протокол заседания комитета по делам штата легислатуры Аляски от 9 марта 2000 года, где представитель Департамента общественной безопасности не смог назвать случаев, когда платила бы жертва. Из этого делается вывод, что таких случаев не было вообще. Эта ссылка сейчас кочует из одного журнала в другой. Между тем человек, нашедший эту ссылку, несомненно, знал, что законопроект не принимается после одного заседания одного комитета, и мог прочесть все протоколы, связанные с законом HB270 (они есть вот тут). Но он не стал цитировать остальные протоколы, поскольку они опровергают тезис правых блоггеров. Что ж, у меня выдалась свободная минута, и я их прочел.

По-видимому, вопрос, заданный на заседании 3 марта, заинтересовал спонсоров законопроекта, и на заседании комитета по финансам 10 апреля были приведены соответствующие показания:

Representative Phillips read for the record, a statement from a woman in Juneau who had experienced the charges as indicated. The letter states that the medical costs should not become a deterrent for a woman to seek out the care that they need after a rape experience.

Замечу, что получить показания у жертв изнасилования - дело непростое. Большинство из них стараются поскорее оставить позади этот эпизод, и на каждую женщину, готовую дать показания, приходится много тех, кто не может или не хочет возвращаться к пережитому.

Ещё раз: я не утверждаю, что русскоязычные правые блоггеры врали сознательно. Мне кажется, они просто перепечатывали чужое вранье - мысль посмотреть протоколы самим им в голову, разумеется, не пришла.

Вернемся к Василле. В примечании 1 к заметки о Пейлин я был неправ: как отмечено в примечании 9 там же, практика эта была распространена не только в Василле. Однако именно шеф полиции Василлы был среди немногих, выступивших против HB270. Его слова приведены вот тут. Примечательно, что он НЕ использует аргумента, который через восемь лет выдумали правые блоггеры: что платила только страховая компания. Он делает гораздо более слабое утверждение: "In the past we've charged the cost of exams to the victims insurance company when possible". (выделение мое). Что ему стоило добавить: "Ну конечно, если попадалась незастрахованная жертва, мы за неё платили - о чем разговор!" Он, однако, этого не сделал - в отличие, скажем, от шефа полиции городка Палмер.

В США около 16% населения не имели страховки по данным 2004 года. Среди бедных эта пропорция гораздо выше. Кто платил за медицинские обследования незастрахованных женщин?

Далее, даже если жертва имела страховку и счет пересылался страховой компании - означало ли это, что жертва не платила? Не обязательно. У американских страховок есть такие черты, как deductible и copay. Для того, чтобы люди не ходили по докторам без нужды, страховые компании требуют от них участия в оплате медицинских счетов. Размер этого участия зависит от стоимости страховки: для бедных людей с плохими страховками он, как водится, больше. Если счет посылается страховой компании, значит, жертва насилия отвечает за оплату своей части счета.

Далее, помимо денежных потерь есть и нематериальные. Общение со страховой компанией для многих американцев - источник проблем, бесконечных писем и телефонных выяснений. Когда дело касается больниц, страховки иногда требуют предварительного согласования - опять таки, по звонку застрахованного. То есть женщине, только что получившей тяжелую физическую и эмоциональную травму, предлагается заниматься ещё и этим - милая перспектива.

Итак, жертвы насилия были вынуждены платить деньги и/или нести дополнительные моральные потери. Для тех, кто утверждает, что мэр городишки с населением в девять с половиной тысяч человек об этом НЕ знала, у меня есть пара мостов в никуда по сходной цене.

Но теперь я бы хотел подойти к делу с другой стороны. А именно, я утверждаю, что даже если бы это было не так, и за все 100% платили бы страховые компании (что неправда) с минимальным моральным ущербом для жертвы - все равно это была бы мерзость, а те, кто это защищают - эээ... недостаточно продумывают свою позицию. Для того, чтобы понять, почему это так, обратимся к ещё одному аргументу правых блоггеров.

Они говорят: "Но если произошло ограбление, то ущерб пострадавшим возмещает страховка, а не полиция. Если произошло убийство, то полиция не платит семье пострадавшего. Если ограблен автомобиль, то пострадавший получает деньги не в полиции, а у страховой компании. Если это вполне нормально в таких случаях, то что же плохого, когда страховка жертвы оплачивает её медицинские расходы?"

Это действительно интересный вопрос, и для ответа на него надо рассмотреть подробнее, что же происходит в описанных случаях.

Если у человека ограбят дом, то сломанные двери заменит страховая компания. Она же возместит стоимость украденного имущества. Но страховка не будет оплачивать стоимость снятия отпечатков пальцев, экспертизы замка, кормить собаку и кинолога: это будет оплачено налогоплательщиками. Точно так же в случае убийства страховка заплатит наследникам - но вскрытие будет сделано за счет налогоплательщиков. Если у вас разобьют стекло в машине, чтобы достать навигатор - страховка заплатит за навигатор и стекло, - но не за оперативно-розыскные мероприятия. Почему так? Дело в том, что есть очень старый принцип права: преступник не только наносит ущерб жертве, но и опасен для остального населения. Если ограбили дом соседа, мне тоже угрожает опасность: завтра могут прийти и ко мне. Поэтому идея, что за поимку преступника платит не жертва, а общество, вызвана не пережитками социализма в сознании. Она гораздо старше социализма и исходит из рационально понятых интересов. Именно поэтому в американском праве уголовные процессы называются не "Джон Смит против Майка Брауна", а "Народ против Майка Брауна". Предполагается, что преступник опасен для народа. Часто вопросы реституции жертве решаются не в уголовном, а в отдельном гражданском процессе по другим правилам, как это было в предыдущем деле OJ: он выиграл процесс против народа, но проиграл процесс против родственников бывшей жены.

Что же означает идея, что за медицинское обследование после изнасилования платит жертва или её страховая компания? Это означает, что у общества нет независимого интереса в поимке насильника - в отличие от интереса в поимке вора, грабителя или убийцы. Насильник угрожает "кому-то другому", но не обществу. Не случайно шеф полиции Василлы оценивал стоимость обследований в $5000...$14000 в год, т.е он считал нормальным в год около десяти изнасилований - в городке, где было меньше десяти тысяч человек! Такие чудовищные прогнозы означают, что полиция де-факто отказывается бороться с изнасилованиями. Примечательно, что после принятия закона в Василле происходило по два изнасилования в год, а после ухода Пейлин и того меньше.

Итак, политика "за изнасилования платит жертва или её страховая компания" означает, что общество полагает, что его это преступление не касается - насилуют только "плохих девочек". Это общество, где доминируют мужчины, а отдельные "успешные женщины" - исключение: как я уже объяснял, и тем и другим проблемы жертв насилия действительно не близки. Это именно такое общество, против которого боролись феминистки. В таком обществе хотят жить Пейлин, правые блоггеры и их русскоязычные подпевалы. Я бы в таком обществе жить не хотел.

Comments

alyonas
Oct. 9th, 2008 08:17 pm (UTC)
Я бы тоже не хотела жить в такой стране. Полностью с Вами согласна.

Profile

knot
scholar_vit
scholar_vit

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek