March 22nd, 2005

knot

Стёб и Пропп

Прочёл обсуждение стёба у ivanov_petrov. Примечательно, что почти для всех участников стёб -- это однозначно плохо. Ничтожная литература. Лучше всего сформулировано вот тут:

Да, есть и очень крутая теория по поводу того, что смех - признак дьявольский, а истинно верующему более приличествует серьезность и печаль. Следует ли сразу заключить, что раз вокруг смеются, значит, мы в аду?

Характерно, что в сказках, если верить Проппу, всё с точностью наоборот: человек смеётся, чтобы доказать, что он жив. Мертвец, нежить серьёзен. Засмеявшись, спасёшься. Развеешь морок. Если вокруг смех, ты не в аду. Согласно одному из поверий, злой колдун не смеётся никогда, чтобы не показывать зубы: у него между зубов застряли кусочки человеческого мяса.

В русле этой традиции стёб -- это реакция живого человека на мертвечину. Распространение стёба в постсоветской литературе есть реакция на смердящий труп под названием "советская литература". А точнее, на всю советскую систему ценностей вместе с её антисоветским зеркалом ("советский, антисоветский -- какая разница?")

Но тогда почему сейчас, через полтора десятилетия, продолжается стёб? А потому что какова кухня, такова и песня. Если нет новой системы ценностей, а есть атомизированное общество, "умри ты сегодня, а я завтра", если есть всё тот же мертвый "дискурс", то живой человек может только смеяться. Именно потому, что он жив. А то, что он видит -- мертво.