May 10th, 2006

knot

О ритуалах, табу и программном обеспечении

Обедали в большой компании. Были среди прочих моя жена и Дж. - наш старый приятель, теперь начальник проекта, на котором она работает. Разговор зашёл о табу. Я рассказал о табу на кипячение молока: многие пастушеские народы полагают, что молоко не теряет связи с коровой (один из принципов симпатической магии), поэтому кипячение молока приведёт к воспалению вымени у коровы. Масаи во времена Фрэзера могли вырезать караван, если подозревали, что купцы там кипятили купленное у масаев молоко. Тот же Фрэзер убедительно доказывает в "Фольклоре в Ветхом Завете", что известный запрет "варить козлёнка в молоке матери его" продиктован заботой о здоровье коз. Выведенный из этой заповеди запрет на смешение молочного и мясного тоже встречается довольно часто. У некоторых пастушеских племён он даже строже предписаний кашрута: при переходе от молока к мясу и обратно там положено некоторое время поститься и принять слабительное, чтобы молоко и мясо ни в коем случае не встретились. При этом люди точно знают, зачем они это делают: чтобы коровы и козы не перестали доиться.

Жена удивилась, что эти запреты держатся так долго: ведь эмпирический опыт должен показать, что связи между молоком и коровой на самом деле нет. Тогда Дж. рассказал любопытную историю.

Collapse )