September 7th, 2006

knot

О роли случайности в истории

Новелла Борхеса "Богословы" начинается так:

Разорив сад, осквернив чаши и алтари, гунны верхом на лошадях ринулись в монастырскую библиотеку, изорвали в клочья непонятные для них книги и с бранью сожгли их, видимо, опасаясь, что в буквах таятся оскорбления их Богу, кривой железной сабле. Сгорели палимпсесты и кодексы, но внутри костра, среди пепла осталась почти невредима двенадцатая книга "Civitas Dei" (О граде Божием), где повествуется, что Платон в Афинах учил, будто в конце веков все возродится в прежнем своем виде и он будет здесь, в Афинах, перед той же аудиторией, снова проповедовать это же учение. К пощаженному огнем тексту относились с особым пиететом, и те, кто его читал и перечитывал в отдаленной этой провинции, и думать забыли о том, что автор упомянул это учение, лишь чтобы более основательно его опровергнуть. Век спустя Аврелиан, коадъютор Аквилеи, узнал, что на берегах Дуная недавно возникшая секта "монотонов" (называвшихся также "ануляры") исповедует веру в то, что история - круг и нет ничего, что не существовало бы прежде и не будет существовать в будущем. В горных областях Колесо и Змея вытеснили Крест.
(перев. Е. Лысенко)

Я вспомнил этот отрывок, когда читал интервью Егора Гайдара о зарождении семинара Гайдара-Чубайса и его "советском" периоде. Интересно, насколько важным для истории СССР и России был тот факт, что среди разрозненных томов спецхрана московских научных библиотек оказался именно фон Хайек?