May 5th, 2008

knot

Старые игры

Разбирая кладовку, нашел коробку с игрой SimCity2000/DOS.

Я приехал в США в 1992 году. Мы очень быстро сдружились с несколькими русскоязычными семьями. Все тогда были бедные аспиранты да постдоки. Наш домишко, снимавшийся за $615 в месяц казался огромным: ещё бы, две спальни, кабинет, гостиная - и это после одесской двухкомнатной квартиры двадцати восьми метров с проходной комнатой, где жила теща. У нас собиралась практически вся русская университетская община. Помню, как перед новым годом позвонил С.: он с семьёй только что приехал в город, ещё никого не знал, и ему посоветовали обратиться к нам. "А знаете что, - сказала ему жена, - вы же, наверное, на чемоданах сидите? Не распаковались ещё? Тогда берите жену и ребенка и идите к нам: у нас все собираются Новый год отмечать".

А эту игрушку мне подарили на день рождения. Возможно, в складчину: тогда денег у семейных аспирантов не было совсем. Я долго с ней играл. Помню, что вручал её Д. Это был наш первый друг в Америке. У меня на полке ещё один его подарок - смешные двоичные часы (http://www.thinkgeek.com/homeoffice/lights/59e0/).

А совсем недавно я летал в Бостон. Хоронить Д. Инсульт.

Я попробовал запустить игрушку под DOSEMU. Кажется, на второй дискете битые сектора, и она пару файлов не прочла. Игрушка запускается, но выбирать плотность населения или тип промышленности не получается. Завтра попробую прочесть их на работе. Почему-то мне очень хочется, чтобы она заработала.

knot

On Friends and Enablers

Это - продолжение одного подзамочного разговора (не у меня в журнале). В котором речь о другом - но неважно.

Я не знаю адекватного перевода слова enabler на русский язык. Это вот что. Предположим, что мой друг, очень близкий и небезразличный мне человек, - делает нечто, что я полагаю очень вредным. Ну, например, пьет горькую. Предположим дальше, что у него есть все основания для этого: сначала он не мог не пить из-за боли (ну, если хотите, пусть будет не пьянство, а морфий после ранения). А потом оказывается, что он уже без дозы функционировать не может. И под это дело он сам меняется: это уже не та личность, с которой мы вместе выросли. Я не врач, лечить не умею. Что человек без дозы на краю могилы - вижу, не слепой. Но что с дозой он там же - это тоже правда. Я вижу, что человек разрушается. И участвовать в этом я не хочу и не могу. И мне кажется, что если он сам не решит: все, надо завязать и искать другие пути выхода из тупика, - кранты ему. А я - я могу только молчать и надеяться на чудо.

А вон сосед - он моему другу с удовольствием наливает. Или там морфию дает. Тем более, что у него свой интерес есть, чтобы мой друг спивался - там сложная история, но интерес есть. И всегда готов поддержать: "Да кто сейчас не пьёт? Выпей, ты же мужчина!" "Вот он - мой настоящий друг. Не то, что ты", - слышу я иногда от близкого мне человека.

Так вот, такой сосед по-английски называется enabler. А как по-русски - не знаю.