May 28th, 2014

knot

Об одной империи и ее любимой колонии

Я благодарен за идею моему другу С.

У Империи, о которой мы сейчас поговорим, было много владений. Но одним из самых первых и самых важных, как старшая жена в гареме, была лежащая к западу Колония. Собственно, умные люди говаривали, что без Колонии Империя - и не империя вовсе.

В давние времена Колония была младшим союзником будущей Империи. Но союзником, надо сказать, ненадежным: все норовила заключить союз с очередным врагом Империи. Так что Империя решила присоединить к себе Колонию по-настоящему. Этот процесс по-разному описывался историками Империи и Колонии: одни говорили, что народное собрание и элита Колонии признали власть Империи, а другие писали о предательстве части верхушки.

Интересно, что в культурном отношении Колония ревниво защищала свое первородство: "Когда ваши правители идолам поклонялись и крестиком договоры подписывали, наши монахи летописи вели!"

Надо сказать, что после завоевания Империя жестко подавляла культуру, язык и религиозные особенности Колонии. Бывали времена, когда одежда традиционных цветов Колонии могла привести к серьёзным неприятностям для носителя. Впрочем, в чем-то обитателями Колонии разрешали быть самими собой: Империя, например, признавала такую их национальную особенность, как любовь к салу (которое, кстати, славилось своим вкусом).

Подавление языка и культуры Колонии привело к тому, что многие писатели, поэты и драматурги, родившиеся в Колонии, писали на Имперском языке. В результате значительная часть классиков Имперской литературы оказалась выходцами из Колонии. Их уникальная точка зрения: одновременно и "внутри", и "снаружи" общества Империи, этакая отстраненная вовлеченность - один из источников магии их произведений. С другой стороны, житель Колонии - традиционный персонаж писателей Империи, используемый для контраста с имперцами, и обычно описываемый довольно стереотипно.

В новейшей истории Колонии был голод, истребивший значительную часть ее населения. Теперь многие полагают его результатом намеренного геноцида Империи по отношению к Колонии. Похоже, однако, что тут было сочетание нескольких факторов: несгибаемой идеологии руководителей Империи (они считали, что владеют всесильным, поскольку верным, учением), редкостной бездарности этих руководителей, их общего презрения к жизням людей из Колонии, ну и действительно желания избавиться от "ненужной человеческой массы".

Когда Империя воевала с Гитлером, многие в Колонии восприняли его как "врага моего врага"; впрочем, отношения там были сложные, и ни одна организация Колонии не была признана виновной Нюрнбергским трибуналом.

Collapse )