January 18th, 2015

knot

Об альфа-самцах

Есть способ обосновать неравенство между людьми при помощи вульгаризованной эволюционной теории. Когда-то его применяли для оправдания расового неравенства ("Дарвин научил нас, что неарийцы - унтерменши"). Однако с тех пор, как за пределами "русского мира" ученый расизм стал из моды выходить, этот способ чаще используют по отношению к неравенству гендерному. Дескать, в животном мире (среди приматов, среди наших предков-пещерных людей) самцы делают x, y и z, а самки, наоборот, a, b и c. Что, разумеется, доказывает, что эволюция предназначила именно мужчин для вождения автомобиля, выписывания формул на доске, управления государством, поедания омаров термидор (нужное подчеркнуть).

Проблема с этим подходом не в том, что он эволюционный, а в том, что он вульгаризован. Эволюция - штука сложная, со многими нетривиальными вещами, а данная интерпретация сводит ее к карикатуре. Все равно, что свести неврологию к прутковскому "Щелкни кобылу в нос - она махнет хвостом".

Пример вульгаризованной эволюционной теории - представление об альфа-самцах как беспроигрышной стратегии размножения в животном царстве. Дескать, самцы животных агрессивно борются за статус, чем привлекают самок, отдающихся победителю. Это доказывает, что мужчина по природе своей - агрессор (его предки победили в бесчисленных схватках прошлого), а женщина должна агрессии покориться. Вариант этого рассуждения неизбежно всплывает при обсуждении изнасилований: как в апологетическом изводе ("ну да, он не понял ее отказа, но он ведь мужчина - предки наши, как известно..."), так и в мизандрическом ("все мужчины по природе своей насильники и сволочи - предки наши, как известно...").

A. V. Fox утверждает, что эта концепция является мифом. На самом деле у социальных животных все гораздо сложнее, и связь между статусом и успехом в размножении очень непрямая. Автор ссылается на исследование среди горилл, которое показало, что хотя высокоранговые самцы чаще спариваются, чем низкоранговые, уровень монополизации самок не очень высок, и зависимость частоты спариваний от ранга не такая уж сильная. Кстати, я как-то читал, что у очень озабоченных социальным рангом шимпанзе корреляция еще слабее, и молодость часто оказывается важнее статуса. Больше того, слишком сильная агрессия может отталкивать самок, так как оказывается направлена и на них. Автор описывает эксперимент с японскими перепелками, где самки внимательно следили за поединками самцов - а затем выбирали для спаривания побежденных.

Все это говорит о том, что наряду со стратегией "альфа-самца" распространены и альтернативные стратегии. Некоторые из них описывает Esther Inglis-Arkell. Например, крупные самцы осьминогов ревниво охраняют самок, не пропуская на свою территорию других самцов. Однако они пропускают самок - по-видимому, в надежде спариться с гостьей. Поэтому некоторые осьминоги поменьше применяют классическую тактику проникновения в чужой гарем: переодевание в женское платье. Они меняют цвет, тщательно прячут половое щупальце - и получают доступ к охраняемой самке. Автор пишет, что этот прием распространен среди многих видов животных, включая приматов.

В общем, сложная штука - эволюция.