February 27th, 2015

knot

Две цитаты из одного текста

В комментариях к одной из моих предыдущих записей много говорилось о перспективах оси "Россия-Китай".

auvasilev читает российские газеты. Для удобства я разбил один абзац приведенного им текста на две цитаты.

1. Россия готова рассмотреть заявки Китая на получение доли свыше 50% в стратегических нефтегазовых месторождениях РФ, кроме шельфовых, заявил вице-премьер Аркадий Дворкович в ходе Красноярского экономического форума, сообщает ТАСС.

2. Он уточнил, что правительство РФ пока не получало запросов от китайских инвесторов о получении контроля на стратегических месторождениях полезных ископаемых.
knot

О Цифровом шелковом пути и либертарианской утопии

Очень интересное эссе Генри Фаррелла о Шелковом пути как крупномасштабном эксперименте по проверке либертарианских идей.

Как пишет Фаррелл, Шелковый путь был создан Россом Ульбрихтом не столько для личного обогащения, сколько как идеологический проект либертарианского толка: будем торговать чем захотим [наркотиками и украденными кредитками в том числе], платить Биткойнами, заключать анонимные сделки в Торе, и на фиг нам государство.

Однако это все упирается в ту же проблему, которая встала перед строителями коммунистической утопии: как коммунистам оказался нужен коммунистический человек, так либертарианцам оказался нужен либертарианский человек - соблюдающий добровольно взятые на себя обязательства. Характерная цитата одного из пользователей Скрытой Вики:

Меня не раз обманывали сволочи, которые утверждали, что они честно продадут мне украденные кредитные карточки. Я хочу платить, но я не хочу быть обманутым. Я хотел бы найти честных жуликов. Если бы кто-то помог мне найти таких, это было бы замечательно!

Ульбрихт попробовал решить эту проблему каноническим для либертарианца путем: продавать репутационные услуги. Выяснилось, однако, что не все так просто: чтобы поддержать систему, ему пришлось банить одних и контролировать других. В итоге оказалось, что ему не обойтись и без физического насилия: когда один из пользователей, нарушая правила системы, собрал адреса покупателей наркотиков (даже самый виртуальный покупатель должен дать продавцу адрес, куда послать товар) и угрожал выдать их полиции, Ульбрихт заплатил 750 тысяч долларов наемным убийцам, чтобы они убрали шантажиста и его команду. Впрочем, в итоге никого не убили, и есть обоснованные подозрения, что шантажист, его команда и наемные убийцы - одно и то же лицо.

Автор доказывает, что в докомпьютерные времена по тому же пути прошла итальянская мафия. Начав как посредник в обществе без эффективных законов, она быстро стала квазигосударственным образованием.

Фишка в том, что все эти псевдогосударственные структуры оказываются хуже государства: за несколько тысячелетий развития накопился опыт контроля поползновений традиционного государства, все эти разделения властей, законность, due process и так далее. Контроль, конечно, неполный и плохой - но уж какой есть.

После ареста Ульбрихта еще несколько компаний попытались повторить его модель, но без его идейности быстро поняли, что оптимальный образ действий - создать себе репутацию, а потом ее монетизировать, обманув всех доверившихся. Как пишет автор: "Либертарианская надежда на то, что рынки могут самоподдерживаться благодаря свободной ассоциации и выбору - химера с ядовитым жалом в хвосте."