September 15th, 2015

knot

Еще об иммиграции, или Нам не дано предугадать

Застал в машине кусочек из сегодняшней передачи Дианы Рим и Тома Джелтена об иммиграции. Там был очень интересный эпизод о том, как намерения людей приводят к результатам, противоположным ожидаемым.

Речь шла об иммиграционной реформе 1965 года. До этого американская иммиграционная политика, еще со времен закона о недопуске китайцев, строилась на национальных, а по сути расовых, критериях. Были иммиграционные квоты по странам, направленные на то, чтобы состав новоприбывших был достаточно белым. Реформаторы предложили перестроить систему на основаниях, похожих на те, которые используются сейчас в Канаде и Австралии. Владеешь нужной стране профессией или знаниями - приезжай. Конгрессу, однако, эта идея не понравилась, так как он боялся размывания европейского (т.е. опять же белого) большинства страны. Но сказать об этом прямо, как во времена антикитайского закона, уже было нельзя: это было время движения за гражданские права. Поэтому в качестве главного критерия победила семейная иммиграция: есть родственники в США - получай право на жительство (хотя ограниченная, квотированная иммиграция по рабочим критериям осталась: стране нужны хорошие специалисты). Идея, оказывается, была такая: если приезжать будут в основном родственники тех, кто в стране уже есть, то и этнический, и расовый состав иммигрантов будет таким же, как и у нынешних жителей страны.

Ошибка в таком рассуждении состоит в том, что предполагается, что все хотят попасть в США одинаково. В этом случае состав иммигрантов определяется только вероятностью получить разрешение. На деле же европейцы, даже при наличии родственников в США, далеко не всегда стремятся в Америку: уже в шестидесятые годы им было достаточно хорошо у себя дома. С другой стороны, во многих странах третьего мира жить было тогда и осталось сейчас настолько плохо (а часто и небезопасно), что при наличии возможности эмигрировать люди уезжали. В итоге если, скажем, африканский студент хорошо учился в американском университете, он с радостью принимал приглашение на работу, затем гринкарту, а потом к нему переезжали братья, сестры, родители - а они, в свою очередь, вызывали своих родственников и так далее. Возникала цепная иммиграция. С немецкими или английскими студентами такое происходило значительно реже.

Получилось, что закон, принятый для ограничения разнообразия населения страны, стал одним из главных факторов, такому разнообразию способствовавших.