scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

Categories:

Человек-невидимка

Есть у Чехова рассказ "Тайна". Напомню сюжет: действительный статский советник Навагин столкнулся с загадкой. Многие годы на его листе визитеров, где расписывались поздравляющие начальство с праздником чиновники, оказывалась "залихватская подпись на старинный манер, с завитушками и закорючками" некоего Федюкова. Никакого Федюкова Навагин не знал. Швейцар клялся, что Федюков в переднюю не приходил: "Чиновники наши были, к её превосходительству баронесса приезжала, священники с крестом приходили, а больше никого не было..."

Навагин пытается понять, откуда взялась подпись. В конце концов он, поговорив с женой-спириткой, уверовал в её мистическое происхождение: несомненно, расписывается "дух какого-нибудь давно умершего чиновника, прогнанного со службы предками Навагина; может быть, это родственник какого-нибудь канцеляриста, уволенного самим Навагиным, или девицы, соблазненной им..." Он вызывает Федюкова на спиритическом сеансе, а также "Наполеона, Ганнибала, Аскоченского, свою тетку Клавдию Захаровну". Он увлекается спиритизмом, читает спиритические брошюры, проповедует его подчиненным и даже сам пишет статью в спиритический журнал.

Как раз перед отправкой статьи в журнал Навагин вызывает дьячка местной церкви: ему нужно метрическое свидетельство сына для гимназии. И тут выясняется, что этот дьячок - и есть тот самый Федюков, который, обходя дома с крестом, любит расписываться "у вельможных особ": "Как увижу, извините, лист в передней, так и тянет меня имя свое записать".

Дьячок Федюков - "человек-невидимка". Для Навагина и швейцара это не личность, а функция: "священники с крестом ходили". У него нет собственных желаний - например, расписаться в списке визитеров.

Нетрудно заметить, что тема "человека-невидимки", функции вместо личности - одна из любимых тем Честертона. Собственно, в этом чеховском рассказике - почти весь честертоновский "Отец Браун". Но насколько точнее и лучше получается у Чехова. Характерное отличие: Честертону необходимо в конце прочесть длинную мораль ("Вы не видите людей вокруг вас!"), а Чехову достаточно маленькой детали: во время разговора Навагина с дьячком первый не знает и не интересуется именем последнего; ему достаточно хамского "любезный". Только тогда, когда нужно узнать, где забрать метрику, выясняется, как зовут дьячка: "Извольте завтра прислать кого-нибудь в церковь перед вечерней. Я там буду. Прикажите спросить Федюкова, я всегда там..."

Но каков Чехов - вместить в крошечном рассказике то, для чего Честертону потребовались тома, - и пойти дальше. Тут разница между писателем талантливым (а Честертон - талант) и гением.

Tags: chekhov, chesterton
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments