scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

Categories:

Дети, секс, травма и научный метод

В одном из недавних выпусков журнала Science напечатана сочувственная рецензия на книгу Сьюзен Клэнси "Миф о травме. Правда о сексуальном насилии над детьми -- и его последствиях" (Susan A. Clancy, The Trauma Myth. The truth About the Sexual Abuse of Children -- and Its Aftermath, Basic Books, NY, 2010. Данные о самой рецензии: Elizabeth F. Loftus and Steven J. Frenda, Bad Theories Can Harm Victims, Science, 327, 1329--1330, 2010). Я не читал самой книги и не являюсь специалистом в данной области, поэтому у меня нет мнения о том, права ли Клэнси и рецензенты. Тем не менее мысли, изложенные в рецензии, мне кажутся достаточно интересными, чтобы записать их для памяти.

С 1970-х годов у западного общества сложилась стандартная модель последствий растления малолетних. Предполагается, что детский секс - это очень важное травматизирующее событие, которое полностью ломает жизнь жертвы. Оно приносит огромный вред психологическому и сексуальному развитию ребенка, его тень всегда сопровождает дальнейшее поведение человека. Урон, нанесенный этим событием, невозможно оценить. Ребенок на всю жизнь остается напуганным, испытывает чувство вины и неполноценности.

Важно помнить, что эта модель - не просто академическая теория. У неё есть вполне практические последствия. Много профессионалов: психологов, психиатров, юристов, социальных работников и т.д., - получают доход потому, что общество полагает, что дело обстоит именно так. Есть целая индустрия, связанная с этим. Напечатаны тысячи статей, книг, проводятся семинары и курсы.

Сьюзен Клэнси на основании десятилетней работы с жертвами насилия делает вывод, что модель травмы верна далеко не всегда. Она утверждает, что многие жертвы не травмированы сексуальным эпизодом в детстве, потому что они часто знают взрослого насильника и доверяют ему. Они не понимают, что именно происходит. Поэтому они не обязательно напуганы и подавлены происходящим. Когда мы говорим о травме, мы на самом деле проецируем наши, взрослые представления об ужасе нарушения табу - на сознание ребенка. Но ребенок ещё не знает, что это событие ужасно.

Но возможно, наши представления о травме - безобидная и даже полезная ложь во спасение? Пусть на самом деле всё сложнее, пусть наше модель преувеличивает последствия - но если она помогает создать у общества отвращение к педофилии, значит, она нужна?

Клэнси говорит, что это не так. Стандартная модель вредна прежде всего жертвам насилия. Подрастая, они узнают, что с ними было - и узнают, какие чувства они должны были испытывать. И тогда от факт, что они эти чувства не испытывали, оказывается травматичным. Жертва знает, что её должны мучить кошмары - а раз они её не мучают, значит, с ней "что-то не так". В этот момент у неё появляется чувство вины и неполноценности. Клэнси утверждает, что именно этот диссонанс между ожиданиями общества и поведением жертвы - источник травмы у её пациентов. Как пишут рецензенты, анализ литературы, приведенный в книге, подтверждает, что такая цепочка достаточно распространена. Клэнси призывает прекратить приносить ненужный вред жертвам насилия. Для этого надо говорить правду о том, что реакция ребенка сложнее, чем предполагается в общепринятой модели.

Интересна реакция общества на точку зрения Клэнси. Исследователь неоднократно утверждает, что полагает насилие над детьми отвратительным преступлением, и что вины жертвы в нем нет. Тем не менее многие её читатели не видят или не хотят видеть этого. Клэнси обвиняют в апологетике педофилов, в принижении жертв. Многие её коллеги перестали с ней разговаривать. В рецензии приводятся гневные комментарии читателей на сайте amazon.com. Рецензенты предполагают, что такое непонимание может быть вызвано тем, что "её [Клэнси] выводы бросают тень на их любимую теорию".

В заключительном абзаце рецензенты пишут: Как бы прочно та или иная теория ни стала частью нашей культуры (как, несомненно, стала модель травмы сегодня), мы должны быть всегда готовы отбросить её, увидев убедительные доказательства обратного. Это поведение - важная особенность настоящей науки - науки, которая отбрасывает идеи, противоречащие фактам. Клэнси говорит, что модель травмы отжила свое. Мы не готовы полностью расстаться с моделью, но мы согласны с тем, что её следует отбросить по отношению к тем многим жертвам, к которым она неприменима. Клэнси подходит к насилию над детьми с пониманием, эмпатией и глубиной. Говорит ли она в пустоту?

Tags: psychology, science, sex, society
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 333 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →