scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

Categories:

Две лошади и два маршала

Я с детства помню и люблю эту песенку Шпаликова и Галича. Её историю я всегда понимал так: Геннадий Шпаликов написал веселое и теплое стихотворение, а потом Александр Галич добавил к нему третью строфу, полностью переворачивающую смысл первых двух. Однако перечитывая старую подборку о Шпаликове в "Огоньке" я увидел совсем другие строчки, и похожие, и непохожие на привычные.

Конечно, "текстология по Интернету" — занятие неблагодарное. У меня нет уверенности, что текст в "Огоньке" — действительно шпаликовский. Однако доступа к рукописям и авторитетным изданиям у меня сейчас тоже нет. Поэтому я пока предположу, что разница между двумя версиями — действительно правка Галича и попробую посмотреть, к каким выводам из этого можно прийти. Разумеется, все эти выводы могут оказаться ошибочными: например, если выяснится, что разница между вариантами вызвана другими причинами.

Итак, начнем с варианта из двух строф, условно говоря, шпаликовского:

У лошади была грудная жаба,
А лошади — послушное зверье.
И лошадь на парады выезжала
И маршалу молчала про нее.

А маршала сразила скарлатина,
Она его сразила наповал.
А маршал был выносливый мужчина
И лошади об этом не сказал.

Сравним его с тем вариантом, который пел Галич:

У лошади была грудная жаба,
Но лошадь, как известно, не овца,
И лошадь на парады выезжала,
И маршалу про жабу ни словца!

А маршал, бедный, мучился от рака,
Но тоже на парады выезжал,
Он мучился от рака, но, однако,
Он лошади об этом не сказал!

Нам этот факт Великая Эпоха
Воспеть велела в песнях и стихах,
Хоть лошадь та давным-давно издохла,
А маршала сгноили в Соловках!

Конечно, в третьей строфе — смысл версии Галича. Однако давайте посмотрим на другие отличия.

У Шпаликова маршал болел скарлатиной. На самом деле детская болезнь у взрослого человека — штука опасная. Но в обыденном сознании "выносливый мужчина", сраженный "наповал" скарлатиной комичен. Эта комичность, добрая улыбка шпаликовского варианта отсутствует у Галича: у него маршал мучается на редкость серьёзной болезнью, раком. Этот рак маршала подготавливает читателя или слушателя к мрачной третьей строфе.

Галич пошел на такую замену, хотя она на самом деле несколько снижает пафос концовки: действительно ли маршала сгноили в Соловках, или его доконал усилившийся после ареста рак?

Можно ещё попробовать предположить, что скарлатина у Шпалива — отсылка к хорошо известному читателю "Старику Хоттабычу", где футбольная команда заболевает другой детской болезнью, корью. Если так, то у Галича было ещё одно основание убрать её как ссылку на довольно просоветскую детскую книгу.

Перейдем к первой строке. Слово "зверьё" по отношению к лошади звучит комично. Опять теплый и добрый юмор Шпаликова. Кроме того, это словечко, возможно, отсылка к Маяковскому, а отсюда к знаменитому "каждый из нас по-своему лошадь". Все это Галичу было не нужно. Он заменяет "послушное зверьё" на "лошадь, как известно, не овца" — что несколько ухудшает строфу. Действительно, лошадь не овца, не коза и не корова — ну и что? Следует ли предполагать, что овцам свойственно жаловаться на грудную жабу?

Итак, Галич, по-видимому, не только добавил третью строфу к версии Шпаликова. Он ещё и отредактировал первые две, последовательно убирая шпаликовский юмор и удаляя те планы стихотворения, которые были не нужны для концовки. При этом стихотворение, на мой взгляд, несколько ухудшилось, хотя и приобрело новый смысл.

Tags: galich, poetry, shpalikov
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 27 comments