scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

Ещё о причинах Гражданской войны в США

Как заметил Гефтер о Советском Союзе, "Сталин умер вчера". Точно так же для США Гражданская война закончилась вчера: очень многое в сегодняшней политике, психологии, культуре выводится из одного из главных событий истории страны. Почти все аспекты войны по сей день вызывают ожесточенные споры. Один из интересных вопросов — а почему, собственно, Север не позволил южным штатам отделиться? В чем причина этой чудовищной мясорубки, в которой погибло 6% белых мужчин призывного возраста на Севере и 18% на Юге?

Замечу, что для Севера можно найти вполне разумные основания, по которым "отпустить Юг" было бы выгодно. В демократической стране политика определяется балансом интересов всего населения, и легко можно было предвидеть, что в объединенной стране южные политики будут часто успешно противодействовать северным. Как заметил один блоггер: "Если бы мы тогда дали южанам уйти, у нас сегодня было бы всеобщее здравоохранение".

Для объяснения поведения Севера предлагался ряд гипотез: и психологические, и исторические, и религиозные. Однако, на мой взгляд, они плохо согласуются с историей. "Экономическое" объяснение восходит к работам Чарльза и Мэри Бёрдов и излагается так. У промышленного Севера было три важных причины противостоять отделению Юга. Все они широко обсуждались в газетах того времени перед войной. Во-первых, в США тогда были высокие протекционистские барьеры, защищавшие промышленность — импортные пошлины были от 20% до 37%. Южане стояли за свободу торговли, и после отделения промышленности Севера пришлось бы конкурировать с европейской за рынки Юга. Во-вторых, наличие протяженной границы с Югом сильно затруднило бы поддержание таможенных барьеров на самом Севере: контрабандисты смогли бы нелегально провозить европейские товары через границу в ощутимых количествах. В-третьих, отделение поставило бы под угрозу поставки дешевого хлопка на фабрики Севера, что затруднило бы конкуренцию с европейскими товарами в самой Европе.

Эти рассуждения я почерпнул из очень интересной статьи Захари Лискова, которая сейчас активно обсуждается в американской блогосфере. Но интересна статья не этими рассуждениями, а остроумной идеей их эмпирической проверки.

Лисков рассуждал так. Как должен вести себя северянин, который прежде всего против отделения? До войны он должен стоять за примирение с рабовладельческим Югом (Лисков цитирует Джона Парсонса Фута, дядю знаменитой Гарриет Бичер-Стоу: "Вы в Коннектикуте поддерживаете рабовладение, так как продаете часы и пуговицы рабовладельцам"). Политически это означает поддержку Демократической партии, так как было ясно, что в случае победы Республиканцев Юг попробует отделиться. С другой стороны, во время войны Демпартия поддерживала отделение Юга. Поэтому симпатии сторонника единства страны должны были бы перейти на сторону Республиканской партии, которая стояла за войну до победного конца. Следовательно, если мы посмотрим на то, сколько избирателей перешло от Демократов к Республиканцам, у нас будет некоторая оценка количества тех, для кого единство является главным вопросом политики.

Дальше, промышленность на Севере распределена неравномерно: есть более индустриализированные округа, есть и менее. Если стремление к единству объясняется интересами промышленности (как хозяев, так и рабочих), то количество переходов от Демократов к Республиканцам в округе должно коррелировать с уровнем его промышленности. Но данные по результатам выборов и по промышленности у нас есть — остается посчитать корреляцию между этими двумя параметрами.

Разумеется, это сильно упрощенное изложение. Можно предположить, что количество межпартийных переходов зависит и от других факторов: от плотности населения, процента недавних иммигрантов, количества убитых и раненых в боях и т.д. Однако статистики давно научились ловить такие вещи (по крайней мере в рамках линейных моделей), и Лисков аккуратно их учитывает.

Результат очень интересен. Оказалось, что корреляция статистически сильно значима (на уровне p=0.001). Автор предполагает, что без этого эффекта Линкольн не смог бы победить в 1864 году в Нью-Йорке, Пенсильвании и Коннектикуте. Впрочем, как справедливо замечает Лисков, скорее всего, без этого эффекта Линкольн просто проводил бы другую политику, гораздо менее "жесткую" по отношению к южанам.

Таим образом, резкое изменение настроений на Севере после атаки южан на Форт Самтер получает не психологическое, а экономическое объяснение. До атаки северяне предполагали, что уступками и компромиссами можно удержать Юг в союзе. После атаки стало ясно, что эта политика не работает, и нужна военная сила.

Tags: americana, economics, liscow, politics, us_civil_war
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 43 comments