scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

Category:

О Стросс-Кане, Полански и Тернере (и чуть-чуть о Ходорковском)

Пишут, что дело против Стросс-Кана разваливается на глазах: похоже, горничная, которая его обвинила, не вполне заслуживает доверия. Она подробно обсуждала со своим приятелем, как ей извлечь выходу из ситуации. Приятель в это время сидел в тюрьме по обвинению в торговле наркотиками (у него нашли 400 фунтов марихуаны); разговоры по тюремному телефону записываются. Там были ещё подозрительные операции с её банковским счетом, какая-то муть с иммиграционными заявлениями (то ли она соврала, то ли нет по поводу изнасилования и обрезания в прошении об убежище) и т.п. Что интересно, все эти вещи нашли не высокооплачиваемые адвокаты Стросс-Кана, а следователи прокуратуры. Так что его освободили из-под домашнего ареста, вернули залог; похоже, что он сможет-таки стать президентом Франции.

Это дает мне повод сказать, что я думаю по поводу "богатых и знаменитых в тюрьме". Это касается и Стросс-Кана, и Полански, и многих других. К Ходорковскому, например, это тоже относится, но в меньшей степени — чуть ниже я объясню, почему.

Давайте сразу договоримся, что богатый и знаменитый человек должен сидеть в тюрьме, если он совершил преступление — и не должен сидеть, если он его не совершал. Невинный человек за решеткой — это безусловно ужасная вещь, вне зависимости от того, сколько у него миллионов или миллиардов на личном счету.

Но сказав это, я бы хотел заметить и ещё одну вещь. Публика часто сочувствует богатым и знаменитым. Это понятно: сочувствие основывается на самоидентификации (я ставлю себя на место другого), а идентификация с человеком успешным куда как приятна. Тем не менее неплохо бы помнить, что к услугам богатых и знаменитых масса хорошо оплаченных профессиональных адвокатов, да и обвинители, как мы видим, склонны им сочувствовать. В конце концов, обвинители тоже люди, и им тоже приятно идентифицировать себя с успешными людьми.

А что происходит с менее успешными? Об одном таком случае можно узнать из интересного дела, решенного в Верховном суде США 20 июня.

С фигурантом этого дела, Майклом Тернером, идентифицироваться не хочется. Он человек бедный, почти нищий. Он покуривает марихуану, недавно повредил спину, потерял работу и подал прошение об инвалидности. По просьбе матери его ребенка, Ребекки Роджерс, суд обязал его платить алименты в размере $51.73 в неделю. Самый размер алиментов говорит о крайней нищете всех участников дела. Кстати, так как сейчас опека над ребенком передана отцу Ребекки, похоже, у матери тоже масса проблем.

Когда Тернер задолжал по алиментам $5,728.76, судья послал его в тюрьму на год за невыполнение решения суда. У Тернера, однако, была причина не платить: у него не было денег. По законам Южной Каролины, где все произошло, эта причина считается уважительной. Если бы Тернер указал её, то в тюрьму он бы не попал. Однако он этого не сделал; судя по его выступлению на суде, он не вполне понимал, что и как там надо говорить. А судья не посчитал нужным поинтересоваться, есть ли деньги у Тернера — хотя мог бы и догадаться спросить. Адвокат, разумеется, избежал бы этой ошибки — но если бы у Тернера были деньги на адвоката, то он бы мог и алименты заплатить. Да, в американских судах бедным подсудимым дают бесплатных адвокатов — но это право установлено для подсудимых по уголовным делам. Тут же речь шла о гражданском деле, хотя человек в результате и лишился свободы.

Верховный суд, кстати, решил, что Конституция США не требует бесплатного адвоката для бедных в гражданских делах (Томас со свойственным ему максимализмом написал, что и в уголовных-то делах она его не требует, это все либеральные выдумки), но судья был обязан спросить, есть ли у Тернера деньги.

Так вот, конечно, приятно поставить себя на место богатого человека, вчера руководителя МВФ, завтра, возможно, президента Франции, человека, летающего в первом классе и трахающего (теперь похоже, по согласию) горничных в гостиничных номерах по три тысячи долларов за сутки. Куда как приятнее, чем ставить себя на место нищего, возможно, инвалида, который не может платить алиментов в пятьдесят долларов в неделю (на эти деньги можно купить 24 минуты гостиничного номера Стросс-Кана). Тем не менее полезно помнить, что за Стросс-Кана или Полански есть кому заступиться и без нас. А за Тернера, и миллионы таких, как он, заступиться часто некому. Для них ни прокуроры, ни адвокаты носом рыть землю не будут. Посадили, и ладно.

Кстати, и в Верховный суд дело попало случайно: уже в тюрьме нашелся адвокат, взявшийся защищать Тернера pro bono. Разумеется, к моменту слушания в Верховном суде Тернер свои двенадцать месяцев уже отсидел. В отличие от того же Стросс-Кана.

Я обещал сказать о Ходорковском. Как и у Стросс-Кана или Полански, у него есть масса защитников. Но есть и разница: похоже, ему не получить беспристрастного суда именно потому, что он богат и знаменит, и стал личным врагом "национального лидера". В отличие от обвинителей Стросс-Кана, обвинители Ходорковского не ищут доказательств его невиновности. Поэтому сказанное выше относится к нему в меньшей степени.

Однако можно подумать и о каком-нибудь Иване Петровиче, который наступил на хвост не "национальному лидеру", а начальнику помельче: какому-нибудь районному боссу. Иван Петрович тоже сидит, и похоже, в худших условиях, чем Ходорковский. Если мы сочувствуем последнему, то может, и об Иване Петровиче можно бы вспомнить невзначай?

Я вовсе не против сочувствия богатым и знаменитым, попавшим в переделку. Каждый из нас, даже самый богатый, смертен — уже этот факт делает каждого достойным сочувствия. Невинный человек за решеткой, как я уже говорил, есть зрелище вопиющее к небу. Однако не скрывается ли за избирательным сочувствием то, что Оруэлл называл Power Cult, фетишизация успеха? Да, приятнее ставить себя на место человека сильного, чем на место человека слабого. Но в этом случае следует говорить правду хотя бы самому себе: я это делаю не потому, что я против несправедливости, а потому, что я хочу ощущать себя среди тех, кто в первом классе — хотя бы в мыслях.

Tags: empathy, ethics, society
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 73 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →