scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

Categories:

Михайлик на ночь

И опять Михайлик...




Юрий Михайлик

В Сиднейском порту
с туристами на борту
"Федор Достоевский" поправлял такелаж,
пытаясь который год
как писатель и пароход
заработать немного денег и вписаться в пейзаж.
Как известно, морской туризм---
лучший отдых. Этот трюизм
пламенел в предвечернем небе между банком и казино,
как намек господам окрест
о наличии в мире мест,
где со времени Валтазара все расчислено и учтено.
В том числе и число кают.
На борту небогатый люд,
развлекаясь уже на трапе, поднимает вселенский хай.
Лихорадочен их расчет---
деньги плачены, время течет,
промедленье идет в убыток,---отдыхай.
Между тем и закат погас,
насладившись в который раз
доказательством---чем в действительности озабочена красота---
цветом неба и облаков,
уточнением завитков,
а спасением этого мира совершенно не занята.
Ночью порт---водоем,
проем между бытом и бытием,
невозможность существования врозь и вместе---бетон, волна.
Гомон города, гул, галдеж,
жадной жизни тугая дрожь.
Но за темною полосою только звезды и тишина.
Тот, который все отберет,
отпусти на пятак вперед,
запиши за мной в океане мой должок на недолгий срок.
Жизнь простительна, ибо в ней
столько отмелей и камней.
Подплываешь---сплошные пальмы, приглядишься---опять острог.
Бедный гений, игрок, пророк,
(порт приписки---Владивосток,
не успел на Вторую Речку доходить и сходить с ума.)
Но Австралия и сама
есть английская Колыма,
где двенадцать месяцев лето, остальное уже---зима.
Каторжанин всегда готов.
Словно цепь подобрав швартов,
разворачивается "Достоевский". Время вышло, а дело---швах.
Три буксира---конвой? Эскорт?
С верхних палуб орет народ.
То-то граждане погуляют на коралловых островах.
Над спокойной темной водой
с белой пенною бородой
уплывает Федор Михалыч. Звезды светятся впереди.
Завтра снова рассвет, прогресс.
Бог не выдаст, свинья не съест.
А униженных и оскорбленных, где ни плавай, все пруд пруди.
Вот и эта толпа бесноватых,
жрущих, пляшущих в мегаваттах,
уплывающий в мирозданье танцевальный салон...
Но когда он уйдет из вида,
звезды боли и звезды обиды
на ночной взойдут небосклон.
Двухнедельный---вроде побега---
семипалубный---вроде ковчега---
и горящий после набега город---зарево за кормой---
полный жалости рай для бедных
прет сквозь мрак, укрывая беглых
нелюдскою нездешней тьмой.
Горький синтез любви и стыда,
вероятно, уже никогда
не разъять. Что тут зря примеряться?
Ибо жизнь это боль, а не цель,
как писала Сараскина Эль,
дискутируя с Ге. Померанцем.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments