scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

Category:

О российской универсальной исторической модели

По совету ipain прочел книгу Вертша (James V. Wertsch, Voices of Collective Remembering, Cambridge University Press, 2002). Вертш исследует феномен коллективной исторической памяти. Историческая память - явление, не только не тождественное, но во многом противоположное истории, как науке. Коллективная память стремится к простой схеме с моралью, в то время как научная история полна нюансов и сложностей.

Материал книги - советская и постсоветская историческая память. Как пишет Вертш, советская историческая память имела "официальную" и "неофициальную" составляющую, причем официальная жестко формировалась и контролировалась государством. Постсоветские годы были для Вертша уникальной лабораторией, в которой можно было изучать, как разрушалась официальная картина, и что вставало на ее место (напомню, книга издана в 2002 году, поэтому "постсоветская" часть в ней - это 90-е).

В книге много интересных наблюдений. Остановлюсь на одном. Автор говорит, что для русской культуры характерна "универсальная модель истории":

  1. "Исходная ситуация", в которой русские люди живут в мире и никому не угрожают, прерывается
  2. Агрессией со стороны внешних сил, которая ведет к
  3. Бедствиям и страданиям, которые в свою очередь
  4. Преодолеваются триумфом русских людей над внешними силами, причем русские действуют героически и в одиночку.

В принципе такой нарратив в той или иной форме встречается у всех народов, но обычно он не является главным и универсальным. Скажем, для американцев, пишет автор, более важны нарративы "manifest destiny", "quest for freedom", etc. Основой же советской и российской идентичности является указанная выше модель.

Очень интересен разбор с этой точки зрения Гражданской войны в советских и постсоветских учебниках. В советских учебниках события описываются так: в результате победоносной Октябрьской революции советские люди могли бы жить хорошо ("исходная ситуация"), но империалистические государства помогли сформироваться белым силам, которые, причинив стране бедствия и страдания, были разгромлены. То есть в них внешние силы - это организованные из-за рубежа белые. Пост-советские учебники описывают события иначе. В них подчеркивается, что интервенция не имела особенного военного значения (автор отмечает, что постсоветские учебники вступают в скрытую полемику с советскими: утверждение по незначительность иностранной помощи является контраргументом - при том, что школьники не знакомы с исходным тезисом). Ленин, Троцкий и другие коммунисты описываются как люди, на самом деле чужие русскому народу, не являющиеся частью общества и вынужденные опираться на "организованное насилие, не имевшее аналогов в истории". Тут "исходная ситуация" отодвигается назад, вся советская эпоха описывается как "время бедствий и страданий, причиненных чужаками", а неизбежный триумф переносится вперед, в современную эпоху. Таким образом, и "старое", и "новое" описание следуют одной и той же описанной выше схеме - просто враги и временные рамки разные.

Еще более интересно исследование восприятия Второй мировой войны. Автор провел исследование, в котором людям разных возрастов предлагалось написать короткое сочинение о ней. Вот типичное сочинение женщины, учившейся в советской школе (обратный перевод - мой):

В 1939 году Германия атаковала Польшу. В июне 1941 года немецкие войска вероломно и без объявления войны вторглись на территорию СССР. Началась Великая Отечественная война. Немцы прошли почти до Москвы, захватив значительную часть территории нашей страны. Переломным моментом в войне была Сталинградская битрва. В ней немцы получили заслуженный отпор. После этого советские силы атаковали и постепенно вытеснили немецкие войска с нашей территории. Затем началось освобождение других стран: Чехословакии, Польши, Болгарии, Венгрии, Югославии. Советские войска достигли Берлина и разгромили фашистскую Германию, остановив фашизм в Европе. Союзниками СССР были Англия и США. Они открыли второй фронт. Основная роль в победе над фашистской Германией принадлежала простым советским людям, простому русскому солдату. Для русских людей Великая Отечественная война была освободительной.

В этом сочинении, наряду с советскими штампами ("вероломно", "заслуженный отпор") встречаются и постсоветские мотивы (подчеркивание роли русского, в отличие от советского, солдата). Но важно, что оно опирается на специфические факты и трактовки, которые советская образовательная система передала рассказчице.

Сравним это с сочинением постсоветского пятнадцатилетнего школьника:

Начало войны было неожиданным для всего мира, кроме Гитлера. Неожиданным было и количество пролитой крови, страданий, фашистские концлагеря. Появление второго Наполеона, Адольфа Гитлера, было неожиданным и странным. Война была тяжелой для оборонявшихся стран. Страшной, тяжелой, кровавой.

Автор, очевидно, мало что знает о войне - но интересно, чем он заполняет пустоты. В отсутствие специфического знания ему помогает универсальная схема.

Отвлекаясь от книги, замечу, что пару записей назад в моем ЖЖ короткая фраза про период, когда СССР был союзником Германии и на пару с ней делил Польшу, вызвала довольно много комментариев людей, изо всех сил доказывавших, что такого не было, так как не могло быть никогда. Я как раз тогда читал Вертша и с интересом смотрел на иллюстрации к его тезисам в собственном журнале.

Tags: culture, history, russia, society, wertsch
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 57 comments