scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

Category:

О старой статье Фукуямы, неоконсерваторах и ложных уроках распада СССР

Брэд Де Лонг вспоминает старую статью Фрэнсиса Фукуямы о неоконсерваторах. Написана она была больше девяти лет назад, когда ошибочность идеи неоконсерваторов и Буша-младшего о "regime change" в Ираке была уже понятна, но вся катастрофичность последствий этой авантюры (включая ИГИЛ, ядерную программу Ирана и многое другое) еще не осознавалась.

Фукуяма рассматривает происхождение идей неоконсерваторов из наследия "замечательной группы в основном еврейских интеллектуалов, которые в большинстве учились в City College of New York с середины 1930-х до начала 1940-х годов": Ирвинга Кристола, Дэниела Белла, Ирвина Хоу, Натана Глейзера и (позднее) Дэниэла Патрика Мойнихана (о втором поколении неоконсерваторов я имел случай написать вот тут). Они по словам Фукуямы сочетали идеалистическую веру в социальный прогресс с яростным антикоммунизмом. Тот факт, что группа была первоначально троцкистской, добавляет интересные детали к ее мировоззрению.

Фукуяма отмечает то, что по его словам, было основным противоречием поздних неоконсерваторов. С одной стороны, они все больше подчеркивали тщету социальной инженерии во внутренней политике. По их мнению, попытки левых снизить уровень преступности путем борьбы с бедностью и расизмом только ухудшают положение, а работает усиление полицейского надзора (надо сказать, что теперь с надзором все хорошо: мы в США сажаем в тюрьмы больше народу в относительном исчислении, чем любая страна мира кроме разве что Сейшельских островов, опережая Россию и Руанду). С другой стороны, они были уверены в легкости социальных преобразований в других странах: достаточно свергнуть дикаторов, и население радостно построит джефферсоновскую республику в своей стране. Эта уверенность передалась администрации Буша. Как известно, Пентагон планировал к концу лета после вторжения в Ирак снизить численность американских войск там до двадцати пяти тысяч; образовавшаяся там кровавая каша была полной неожиданностью для администрации.

Откуда такая уверенность в легкости преобразований за рубежом? Фукуяма видит ее причину в истории развала СССР.

Когда Рейган стал президентом, общее мнение состояло в том, что победа в холодной войне невозможна. Тем не менее именно она произошла в конце 1980-х годов. "Империя зла", как называл ее Рейган, рухнула. Вскоре Фукуяма напишет о "конце истории" и о неизбежности победы либерального капитализма во всемирном масштабе.

Эта победа, по мнению Фукуямы, и была одной из основных причин оптимизма неоконсерваторов. Их вдохновил пример Румынии, где по их представлениям, "как только злая ведьма оказалась мертва, освобожденные жевуны стали петь и плясать от радости". Создалось впечатление, что все тоталитарные режимы — колоссы на глиняных ногах, готовые упасть от малейшего толчка. В 2000 году Билл Кристол и Роберт Каган писали: "Многим идея Америки, использующей свою силу для поддержки смены режима в странах, управляемых диктаторами, кажется утопической. Но на самом деле она полностью реалистична. Есть что-то извращенное в том, как люди объявляют невозможным содействие демократическим переменам за рубежом в свете событий последних трех десятилетий".

Фукуяма тщательно отделяет свою позицию о неизбежности победы либерального капитализма от позиции неоконсерваторов. Он говорит, что его "Конец истории" был написан на марксистском языке: доказывается существование объективного процесса социальной эволюции, но в отличие от Маркса, Фукуяма видит его конец в либеральной демократии, а не коммунизме. В этом смысле позиция Кристола и Кагана была, как заметил цитируемый Фукуямой Кен Джовит, ленинистской: они полагали, что историю можно подтолкнуть в правильном направлении. "Ленинизм, — пишет Фукуяма, — был трагедией в его большевистском варианте, и вернулся в виде фарса в политику Соединенных Штатов".

Читая статью Фукуямы через десять лет, хочется сделать несколько замечаний. Во-первых, похоже, что "ленинизм" неоконсерваторов обернулся не только фарсом, но и настоящей трагедией.

Далее, мне не очень понятно удивление Фукуямы по поводу противоречия взглядов неоконов на возможность социального прогресса в Америке и за ее пределами. Как мне кажется, никакого противоречия тут нет, и позиция неоконсерваторов вполне последовательна, если только понять, что именно они считают аксиомами. А именно, они (иногда не проговаривая этого явно) полагают наиболее естественным состоянием человечества общественное устройство США — точнее, идеализированное общественное устройство США "до того, как эти левые все испортили". Слово "естественное" тут имеет два значения. Во-первых, это то натуральное состояние, которое получается, "если ничего не делать специально", аттрактор общественного развития. Во-вторых, это самое хорошее, самое "правильное" состояние, и попытки изменить его не только в конечном счете обречены, но и аморальны. Это телеологический подход: Бог хочет, чтобы все жили так, как в Америке, но в силу греховности политиков это еще не везде удалось. Поэтому и попытки социальной инженерии в США, и отказ от таких попыток вне США одинаково неправильны: и то, и другое уводит от оптимума.

И наконец, теперь стало ясно, что и неоконсерваторы, и Фукуяма, и многие другие ошибались в интерпретации последних дней СССР. Прежде всего, несмотря на все проговаривавшиеся тогда слова, это не была прозападная революция, "приход в Европу" и пр. Запад, который имели в виду советские люди в восьмидесятые, был, по выражению Юрчака в замечательной книге Everything Was Forever, Until It Was No More, "воображаемым Западом". С реальным Западом он имел не больше общего, чем мечта Остапа Бендера с реальным Рио-де-Жанейро.

Удивительно, насколько исторически быстро страны СССР и соцлагеря вернулись к старым повесткам дня: кто в двадцатый век, а кто и в семнадцатый. Государства Центральной и Восточной Европы возвратились в Европу. Страны Средней Азии вернулись к своим баям и эмирам. На Кавказе снова абреки и кровники. В России все те же столоначальники, военные коменданты, купцы, подносящие сахарные головы губернаторам, да унтер-офицерские вдовы. Салтыков-Щедрин, кажется, не теряет актуальности ни при каком правителе России (как и маркиз де Кюстин). И Украина вернулась к старым спорам и дракам о том, идти в Европу или к русскому царю (с последующим закрепощением).

История не кончилась.

Tags: americana, delong, fukuyama, politics, russia
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 93 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →