?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В сегодняшнем выпуске New York Times интересная заметка Хёнсо Ли. Ли — довольно известная беженка из Северной Кореи. Но мне бы хотелось поговорить об эпизоде из ее воспоминаний, касающемся не корейцев, а китайцев.

Сначала предисловие. Северные корейцы бегут не через хорошо охраняемую границу с Южной Кореей, а через Китай. Китай их ловит и возвращает обратно. Раньше такие люди попадали в лагеря и далеко не всегда выживали, теперь вроде полегче, но тоже не сладко. На самом деле, насколько я понимаю, на местах китайские власти иногда смотрят на корейцев сквозь пальцы (особенно на корейских жен в деревнях), но официальная политика Китая именно такова.

Сама Хёнсо Ли сбежала в Китай в 1997 году, а через десять лет смогла попасть в Южную Корею. Еще во время ее пребывания в Китае кто-то донес на нее, и Ли была арестована. Но благодаря тому, что она хорошо говорила по-китайски, она смогла убедить полицейских (или они хотели быть убежденными), что она смешанная кореянка-китаянка, и ее отпустили.

В 2009 году, уже в Южной Корее, Хёнсо Ли смогла установить контакт с семьей и вывезти ее тоже.

Так вот, эпизод, о котором я хочу рассказать. Ли встречает в Китае семью и везет ее в автобусе к лаосской границе. Они не виделись много лет, и не могут наговориться. Через несколько часов автобус останавливают: проверка документов. Так как мать и брат Ли не говорят по-китайски, они притворяются глухонемыми. Пассажиры автобуса прекрасно понимают, что происходит: на их глазах эти глухонемые взахлеб болтали. Тем не менее никто ничего не говорит полицейским.

Опять же, я сильно подозреваю, что и полицейские не особенно горят желанием кого-то арестовывать: в конце концов китайца от корейца они отличат, даже если он в рот воды наберет. Все же если бы какой-нибудь пассажир донес, они были бы вынуждены поступить по инструкции. Однако этого не произошло.

Такая вот китайская история.

Я жил в нескольких странах. Сейчас прикидываю, что бы сделали пассажиры автобуса в каждой из них.

Comments

Oleksiy Datiy
May. 16th, 2016 06:49 am (UTC)
1а. "Первичный" беженец лично едет за "вторичными" (китайский язык тут, конечно, подспорье)
1б. Вывозит сразу двоих.

2. Не понимаю, какое это имеет значение в данном случае, но думаю, что много. Особенно, если считать не только лично опрошенных им, но и его коллегами, с которыми он наверняка такой информацией обменивается.

3. Тут позволю с Вами категорически не согласиться, ибо 2009й год считать ранним случаем, когда создавались схемы не могу никак. Насколько я помню из того же Ланькова, резкое ослабление контроля за севкорейско-китайской границей началось с середины 90х, и массово начали бежать именно тогда.

Опять же, Ланьков, как мне помнится, писал, что перебежчики любят журналистам лапшу вешать.

Я, правда, совершенно не понимаю, почему товарищ выше связывает доверчивость и жажду перчинки с либерализмом. Использующие это слово как обсценное торчат от такого говна, что им бы лучше на эту тему вообще помалкивать.

В целом, к основному вопросу поста это все отношения не имеет.
Я, например, прожив в Южной Корее более шести лет, не возьмусь утверждать, как поступили ли бы в аналогичной (гипотетической) ситуации корейцы.

Profile

knot
scholar_vit
scholar_vit

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek