scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

К вчерашнему

Итак, вчера я пошел в Шекспировский театр. Майкл Кан, художественный руководитель театра, объяснил потом, что посмотрев однажды телевизор, он осознал вот какую вещь. Его нынешний спектакль, "Ромео и Джульетта", — конечно, очень важен для театра, но сказать что-то о политической ситуации надо. Так как времени для полноценного спектакля уже не было, Кан организовал актерскую читку с последующим обсуждением. Денег за билеты он поэтому не брал — но, похоже, объявил о событии только в адресной рассылке друзьям театра. В любом случае зал он заполнил.

Брехт написал "Карьеру Артуро Уи, которой могло бы не быть" в 1941 году беженцем в Финляндии, ожидая въездную визу в США. Герои пьесы: чикагский гангстер Уи и его банда, с легко узнаваемыми именами вроде Догсборо (Гинденбург), Эрнесто Рома (Эрнст Рём), Дживола (Геббельс), — захватывают торговлю овощами в Чикаго и соседнем городке Цицерон, где работает компания Дулфита (Дольфуса). Брехт хотел показать, как вполне буржуазное "добропорядочное" общество, будучи на деле прогнившим и коррумпированным, становится легкой добычей демагога и гангстера. Неудивительно, что наивная идея Брехта поставить "Уи" на американской сцене (собственно, именно ради этого он эту пьесу и перенес в Чикаго) была мгновенно разбита: на самом деле впервые ее поставили на немецком в 1958 году, через два года после смерти Брехта, а на английском только еще три года спустя.

Актерское чтение проходит так. Актеры стоят или сидят перед пюпитрами с текстами и читают свои роли: с минимумом жестов, почти не передвигаясь по сцене. Только голос, интонации, взгляд. Честно говоря, я не подозревал, что это будет настолько сильно, и очень жалел, что не позвал своих друзей. Эндрю Лонг, игравший Уи, был действительно страшен. Джоффри Вейд (Догсборо) вызывал удивительную смесь сочувствия и брезгливости. Великолепна была Лиза Ходсойл (Бетти Дулфит). Да, собственно, все играли замечательно — при всей ограниченности выразительных средств.

После спектакля было "обсуждение". На сцене сидели Дрю Лихтенберг, литературный директор театра, Дерек Голдман, профессор театрального искусства из Джорджтауна, Гардинер Харрис из New York Times и Давид Смит из Guardian. "Обсуждением" в кавычках я назвал его потому, что о пьесе поговорить не получалось. Время от времени кто-то из зрителей пытался задать вопрос о скрытых цитатах в тексте Брехта (там на самом деле очень много Шекспира, и не только в монологах Уи, которого в одной из сцен учат риторике на "Юлии Цезаре"). Голдман честно пытался отвечать — и вскоре разговор опять сворачивал на Трампа, и каким именно образом Америка оказалась настолько восприимчива для фашизма. Похоже, это действительно больное место.

Два запомнившихся высказывания. Смит: "Вы напрасно думаете, что ваши аргументы переубедят трампистов. Они вас не слышат. Они с утра до вечера читают свои веб-сайты и варятся в собственном соку". Харрис: "Слова Трампа — это многократно усиленные и заостренные старые talking points республиканцев. Именно поэтому нам (прессе) трудно им возражать. Мы годами делали вид, что всерьез верим в слова GOP о том, что можно одновременно снижать налоги и повышать расходы на армию — как мы теперь можем говорить, что Трамп фантазирует?"

Ну, и мнение вашего покорного слуги. Артуро Уи в пьесе — холодный и расчетливый гангстер. Его нельзя представить себе посылающим в три часа ночи обиженные твиты по адресу бывшей Мисс Вселенная — и не только потому, что в те времена не было твиттера. Такой человек на месте Трампа вполне мог бы победить. Мы все должны быть благодарны Трампу (на самом деле, конечно, Биллу Клинтону, посоветовавшему Трампу идти в кандидаты) за то, что это место занимает именно он.

Tags: brecht, lytdybr, theater, trump
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 73 comments