scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

Categories:

О процентной норме, евреях-либералах и немного о лытдыбре

Вот в этой дискуссии avva писал:

Да, но, видите ли, попасть в Berkeley вместо Stanford'а - это не трагедия всей жизни, долженствующая его через десять лет погнать отстаивать вместе с неграми гражданские права, по формуле хозяина журнала. Да ещё не его одного, а большое количество таких обойдённых станфордами и принстонами и приютившихся в берклях несчастных евреев погнать. Смехотворно это выглядит слишком, объяснение такое.

Это высказывание меня удивило. И удивляло тех пор, пока я не полез на сайт этого пользователя и не узнал, что ему 29 лет. И тут все стало на свои места: родился он в 1976 году, поступал в начале 90-х. Он просто не знает, что такое процентная норма. То есть умом, конечно, знает. Но не более того. Тогда я решил рассказать о своём поступлении.

Тут надо небольшое предисловие. Мало кто из моих читателей знает меня вне ЖЖ. Но те, кто знают, подтвердят: я человек незлопамятный. То есть очень не злопамятный. Впрочем, это и в ЖЖ проявляется; wandering_ даже намекнул как-то, что моя незлопамятность и готовность договориться граничат с беспринципностью. Дальше, мне сейчас сорок лет; четверть века назад я не поступил в МГУ. Но зато поступил в хороший университет, которой дал мне очень много. У меня хорошая работа, приличный индекс цитируемости. Я не готов писать чёрной икрой по красной: "Жизнь удалась" - мне всего сорок лет! - но трагедии жизни из моего непоступления в МГУ, как не попишешь, сделать нельзя. Тем не менее я до мелочей помню своё непоступление.

Так получилось, что мне захотели поставить двойку по устной физике. Почему именно по физике, я знаю, но это долгая история, и рассказывать я её не буду. Я потом нашёл задачки, которые мне давали: они были в сборнике задач международных олимпиад, который вышел как раз перед моим экзаменом, и задач я оттуда ещё не знал. На олимпиаде на пять задач даётся четыре часа. Эти сволочи не давали мне и двадцати минут на задачу; они сыпались одна за другой часа два подряд. Но я не зря побеждал в куче олимпиад и конкурсов "Кванта"; к тому же я был на таком адреналине, которого ни на какой олимпиаде не бывает. Я решал их одну за другой, а они сыпали и сыпали. Как они клевали меня, два взрослых подонка - меня, семнадцатилетнего мальчишку, совсем ещё ребёнка! Как подло и мерзко пытались поймать на ошибке - и как я держал удар! В конце концов они переглянулись и сказали: "Идите. Тройка". "За что! - заорал я. - Я ВСЕ задачи решил" "Неуверенно решали, а в четвёртой задаче не нарисовали асимптоту для уходящего в бесконечность изображения. Идите, кому сказано!"

Я помню своё ощущение бессилия и беспомощности. Я помню, как у меня впервые в жизни защемило сердце - до этого я даже не знал, что такое бывает. Я помню, как вернулся в общежитие, и мой сосед показал мне задачки, которые давали ему. Когда я отщёлкал эти задачки за минуту (я всё ещё был на адреналине), он с уважением посмотрел на меня и сказал: "Я пять получил, а ты?" "А я тройку", - сказал я и широко улыбнулся. Я был одесский мальчишка, я знал, что когда хочется плакать, надо улыбаться.

А до поступления мне не хватило пол-очка. Им очень надо было поставить мне двойку.

Прошло четверть века. Я, наверное, простил этих двух экзаменаторов - хотя я до сих пор помню их фамилии в экзаменационной ведомости. Но я никогда не забуду этой истории и того, как меня впервые всерьёз ткнули в несправедливость. И если завтра китайцы соберутся протестовать против дискриминации в Стэнфорде - то хоть Гекуба мне не мать и не сестра, а больше китайцев значит меньше евреев, - я пойду помогать.

Я не знаю, как именно соблюдали процентную норму против евреев в США. Готов допустить, что не так красочно, как в СССР. Готов допустить, что далеко не все американские евреи запомнили, как их дискриминировали. Но всех тут и не надо: тут как раз хватит и очень немногих.

В заключение я хотел бы сказать о том, что делает еврея евреем. Для меня и людей моего поколения из СССР в наше еврейство входил и опыт дискриминации. Мы помним ощущения человека второго сорта. У поколения avva этого опыта нет. Они просто не понимают, что это такое. Поэтому вещи, очевидные для многих из нас: вроде того, что мы никогда не станем белыми людьми, - для них неочевидны. Я вовсе не хочу сказать, что все "правые евреи", о которых я написал вот тут - молодёжь. Или что вся молодёжь такова. Тут всё сложнее и переплетённее. Бывает, что человек, не видевший дискриминации сам, знает о ней из рассказов родителей и дедов. И наоборот, человек, испытавший дискриминацию, может потом рассуждать как армейский "дедушка": раньше я зубной щёткой унитаз чистил, а теперь твоя очередь. Но вот лично для меня и некоторых моих либеральных друзей-евреев наш либерализм именно оттуда. Из пыльной аудитории МГУ, где два подонка измывались над еврейским мальчиком.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 124 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →