scholar_vit (scholar_vit) wrote,
scholar_vit
scholar_vit

Category:

Мелочи американской жизни. 4. Алкоголь и автомобиль. Рассуждения со многими отступлениями

То ли недавний разговор о вирджинских ресторанах, то ли мелькание alkagoliki среди моих friends-off натолкнули меня на эту мысль, но в продолжение серии заметок об американском быте я решил рассказать о выпивке за рулём в Америке. Тем более что эта тема затрагивает многие интересные черты американской жизни: здешнюю политику, здешнюю судебную систему, здешний федерализм и так далее. Я надеюсь поэтому, что мой рассказ будет интересен не только алкоголикам и alkagolikam.

Очень часто приехавшего в Штаты россиянина удивляет отсутствие фразы "мне сегодня не наливайте - я за рулём". Американцы спокойно пьют в барах, и затем садятся за руль. Впрочем, американца наличие этой фразы поражает не меньше. Абсолютный запрет на алкоголь у водителя - по-видимому, наследие тех времён, когда почти все ездили в общественном транспорте, а вождение было профессией "шофёров" или увлечением редких "частников". В американском (и более шире - западном) обществе, когда автомобиль есть почти у каждого, и на пикник шесть человек едут на четырех машинах, - полный запрет на алкоголь у водителей равносилен сухому закону. А в эту игру американцы играли.

Но неправильно думать, что на американские дороги можно выезжать пьяным безнаказанно. Существуют предельные нормы содержания алкоголя в крови, выше который начинается правонарушение. Эти нормы позволяют то, что называется "one drink" - одна доза. То есть человек, выпивший стопку виски (американскую, 43г) ИЛИ бокал вина ИЛИ банку пива, может немедленно после этого садиться за руль. Если у него нормальный вес и нормальный метаболизм, полиция к нему не будет иметь претензий. Две дозы - уже может поднять уровень выше нормы, а может и не поднять. Зависит от массы тела, продолжительности выпивки (успела ли первая доза рассосаться) и скорости метаболизма. В магазинах продаются картонные карточки с табличками и номограммами, по которым можно вычислить предельную дозу, но на каждой написано предупреждение, что к пределу лучше не подходить.

Наказание зависит от содержания алкоголя в крови, а также (в некоторых штатах) от суждения полицейского о том, насколько сильно поведение человека изменено алкоголем. При небольшом содержании это обычно административное правонарушение (misdemeanor), а при большом - уголовное (felony). Тут часто не обойдёшься штрафом - могут посадить. Я бывал в суде по поводу любви к быстрой езде, свойственной не только русским, но и русскоязычным евреям, - и видел там залетевших за пьянку. Они всегда приходили с адвокатами, подтягивался в зал суда и прокурор (в делах о превышении скорости обычно нет ни того, ни другого: только полицейский и нарушитель). Рассмотрение дела занимало не пять минут, как наши дела, а подольше. Это и понятно: в тюрьму посадить - это не штраф взять.

Один раз я попал в проверку на дороге. Шоссе было перекрыто, всех останавливали, и в окно заглядывала суровая блондинка в форме. Она шмыгала носом, и в зависимости от результатов такой органолептической экспертизы одних направляла в сторону на подробное исследование, а других (как меня) отпускала. Дав на прощание брошюрку о том, как опасно пить за рулём, и как моя полиция меня бережёт. Моего приятеля как-то остановили после пары банок пива. Полицейский предложил ему посчитать от шестидесяти пяти тройками в обратном направлении. Бедняга: он не знал, что приятель прекрасно считает в уме в любом состоянии. Трубочки, в которые надо дышать, у местной полиции тоже есть. Но редко: закон в большинстве штатов говорит о содержании алкоголя в крови, но не в дыхании. Поэтому опытные адвокаты отспаривают данные трубочек в суде. Так что полицейские почти всегда направляют задержанных на анализ крови. А раз так, зачем тратиться на трубочки?

Надо сказать, что в США подвергнуть человека обследованию без его согласия нельзя. Некоторые американцы уверены, что так написано в Конституции; отцы-основатели, однако, до методов лабораторной медицины не дожили, и этот запрет на самом деле обосновывают довольно хитрой конституционной логикой. Так или иначе, но любой остановленный водитель имеет право отказаться от проверки на трезвость (а полицейский обязан ему об этом праве сказать). Но тут вступает в силу другой принцип: вождение машины, как любят здесь подчеркивать, не право, а привилегия. Поэтому если человек отказывается от проверки, он автоматически теряет водительские права - в большинстве штатов на год. Не за то, что был пьян: это как раз не доказано, и в силу презумпции невиновности следует полагать, что он был трезв. За то, что отказался от проверки на трезвость.

Я как-то прочёл об интересном казусе, связанным с этой тонкостью. Судили человека, который оказался за рулём не просто пьян. Он был пьян в доску. Количество алкоголя в его крови превышало все мыслимые нормы и уже подходило к летальному уровню. Адвокат выбрал неожиданную тактику. "Да, - сказал он, - мой клиент был пьян. Очень пьян. Настолько пьян, что он не мог воспользоваться своим конституционным правом отказаться от проверки на трезвость: он не понимал последствий своего согласия на обследование". Судья согласился с его доводами и оправдал подсудимого. Как ехидно замечала статейка, это неудивительно: у самого судьи были проблемы с полицией; его пару раз останавливали за превышение скорости и вождение в нетрезвом виде. Апелляционный суд, однако, это решение отменил. Что разумно: следуя этой логике, никого никогда нельзя осудить за пьянство за рулём вообще.

Относительно "жёсткое" отношение к пьянству за рулём - вплоть до отсидки - было в США не всегда. Ещё в 60-е годы полицейский, остановив пьяного водителя, скорее всего сказал бы что-то вроде: "Осторожно, сэр, постарайтесь добраться домой без приключений". Или проводил бы незадачливого автомобилиста с мигалкой, чтобы никто в него не въехал. Изменением общественного мнения и законов Америка обязана организации под названием MADD. Когда-то эта аббревиатура расшифровывалась как Mothers Against Drunk Drivers (Матери против пьяных водителей), но теперь они изменили её на более политически корректное Mothers Against Drunk Driving (Матери против пьяного вождения). У многих активисток этой организации собственные дети погибли в автокатастрофах, вызванных пьянством за рулём. Мать, потерявшая ребёнка и решившая добиться, чтобы это не повторилось с другими матерями, - это довольно серьёзная сила. Тем более в США, где люди очень хорошо умеют организовываться и объединяться, а навыкам политической борьбы учат в школах. MADD официально зарегистрировалась в 1980 году, и за четверть века изменила климат в стране. Частично это изменение происходило на моих глазах. Когда я писал эту заметку, я хотел было сказать, что норма алкоголя в крови в разных штатах колеблется от 0.08% до 0.11%, но оказалось, что уже давно MADD добилась снижения нормы во всех штатах и округе Колумбия до 0.08%. Но самые большие успехи у MADD в другой инициативе, на мой взгляд, не слишком разумной. Я имею в виду запрет на любой алкоголь до 21 года.

Вообще история возрастных алкогольных ограничений в США весьма интересна. После отмены сухого закона противники спиртного добились нескольких "утешительных призов": штаты получили право регулировать продажу и импорт алкоголя, а во многих штатах был установлен минимальный возраст для покупки спиртного в 21 год. Сложившаяся во некоторых "антиалкогольных" штатах ситуация напоминала СССР времён горбачевско-лигачевской кампании: спиртное не продают по воскресеньям, не продают до 14 часов, не продают до 21 года, прямая реклама запрещена, а косвенная весьма не рекомендуется. Сходство настолько поразительно, что я иногда думаю: а уж не слямзили ли отцы советской реформы американские меры образца полувековой давности? Если это так, то тут следуют два весьма интересных вывода. Во-первых, сторонники антиалкогольного законодательства отличались ещё и антиамериканизмом. То, что они проповедовали по сути давние американские идеи, означает полный творческий кризис этой публики, глубокую духовную импотенцию. Во-вторых, результаты пересадки на советскую почву чужих установлений, причём пересадки не целиком, а выдранными с мясом ошмётками, могли бы кого-нибудь чему-нибудь научить. Если бы история кого-нибудь чему-нибудь учила.

Но мы отвлеклись. Эти установления просуществовали до 60-х годов. Как ни странно, их отмене способствовала вьетнамская война. Ветераны - двадцатилетние мальчишки! - задали простой вопрос: почему государство может послать паренька в 18-19-20 лет умирать, но запрещает ему выпить по случаю возвращения, пусть без руки-ноги, но целым? Это был сильный довод, и на фоне общего уважения к ветеранам возрастной порог почти повсеместно упал до 18 лет.

Не могу не отвлечься ещё раз и не поговорить о вьетнамских ветеранах. Американское общественное мнение очень чётко отделяет войну - довольно позорно начатую и ещё позорнее проигранную - от ветеранов, выполнивших по мнению общества свой долг. Авторитет последних очень велик. Российский чиновник, способный сказать безногому "афганцу": "Я вас туда не посылал", - тут немыслим. Для американца "support the troops" - это не просто лозунг, это намертво зашитый всем воспитанием принцип.

Интересное следствие этого - изменение положения инвалидов в обществе. Американские инвалиды живут куда лучше, чем инвалиды в других странах, даже в Западной Европе. На каждом перекрёстке - пандусики для въезда на тротуар коляски. Возле каждого общественного здания - инвалидные автостоянки. Дверь в этом здании обязательно открывается нажатием на специальную кнопку - тоже для людей в колясках. В любом туалете обязательно будет специально приспособленный для инвалидов унитаз. В автобусах специальное приспособление для того, чтобы погрузить в него инвалида прямо с коляской. Уволить человека с работы за то, что он инвалид, нельзя. И так далее. И результаты налицо: на американских улицах, в американских ресторанах, на транспорте и на рабочих местах - полно инвалидов. Так вот, эти изменения были сделаны тоже под влиянием ветеранов: многие из них вернулись покалеченными, и именно их авторитет способствовал принятию целого ряда законов и установлений.

Но вернёмся к алкоголю. К восьмидесятым годам ветераны Вьетнама были уже немолоды, и ограничение на алкоголь для несовершеннолетних их уже не очень интересовало. Поэтому MADD удалось добиться повышения возрастного порога до 21 года. Интересен метод, каким это было сделано. Как и многие другие активисты, матери не тратили ресурсы на кампанию на местах, а склонили на свою сторону большинство в федеральном Конгрессе. Но Конституция США запрещает федеральным властям вмешиваться в то, что не относится к сфере их компетенции согласно этой Конституции. А возраст, с которого можно пить, к федеральной сфере отнести без чудовищных натяжек нельзя. Поэтому любой федеральный закон об обязательном пороге в 21 год был бы отменен Верховным Судом. Но дело в том, что в США есть федеральный Дорожный фонд, из которого штатам дают гранты на строительство и ремонт дорожной сети. Поэтому Конгресс в 1984 году предложил штатам вполне добровольно поднять возраст до 21 года - при том, что а тем, кто это не сделает, отключат газ урежут гранты на строительство дорог. Некоторые штаты сопротивлялись до 1988 года, но ездить по разбитым дорогам народу не улыбалось, и в итоге все пошли увеличение порога. Некоторые люди считают такие вещи противоречащими если не букве, так духу Конституции: получается, что Конгресс может вмешаться в любую сферу жизни, просто используя собранные с наших же налогов деньги. Дело дошло до Верховного Суда, но он подтвердил, что Конституция не запрещает Конгрессу использовать любые соображения при формировании бюджета. Что интересно, за этот законопроект голосовали и республиканцы, и демократы, а подписал его великий борец за права штатов и против вмешательства правительства в личные дела граждан Рональд Рейган. Справедливости ради следует отметить, что аналогичный законопроект по поводу понижения максимальной концентрации алкоголя был подписан Клинтоном (в октябре 2000 года, в самом конце его срока). Но принят республиканским Конгрессом.

Этот и многие другие случаи наводят на вывод, что самые громкие разговоры о суверенитете штатов в США ведут в основном те, у кого в данный момент нет большинства в федеральном Конгрессе. И республиканцы, и демократы готовы этот суверенитет принести в жертву в любой момент. Что на самом деле печально.

Но мы опять отвлеклись. Итак, в США пить до двадцати одного года нельзя. Это тесно переплетено с вождением машины: для того, чтобы купить алкоголь, надо предъявить водительские права. Если подросток использовал фальшивые права (тут ходит масса поддельных карточек именно с целью покупки алкоголя), у него отберут и фальшивые, и настоящие на годик-другой. А ещё есть наказание взрослым, в доме которых пили подростки: от штрафов до отсидки. По вирджинскому закону права в магазине или ресторане спрашивают, если ты выглядишь на 35 и младше. Причём спрашивают реально: полиция часто посылает агентов в штатском, которые пытаются купить спиртное, и продавец не знает, с кем он имеет дело: с честным покупателем или с сексотом. Моему сыну менеджер рассказал, что как раз недавно ему пришлось уволить неплохого официанта: тот принёс тридцатилетней женщине вино, а она оказалась из полиции.

Как может заметить читатель, я к повышению порога до 21 года отношусь негативно. Причин тут несколько. Во-первых, я ещё не встречал подростка, который до 21 года бы не пробовал спиртное. Закон, который делает всё население страны преступниками, причём во впечатлительном молодом возрасте - на мой взгляд, плохой закон. Во-вторых, запретный плод чересчур сладок. Многие подростки разными путями достают для своих вечеринок мерзейшее пиво - только для того, чтобы почувствовать себя взрослыми. В Испании времён Сервантеса считалось, что незнакомые мужчина и женщина, оставшись наедине, немедленно предадутся плотскому греху. Чтобы предотвратить этот исход, принимались сложнейшие меры, дабы не дать женщине или девушке оказаться с мужчиной. И именно поэтому если уж эти меры не срабатывали, то мужчина и женщина действительно оказывались в постели: по-английски это называется self-fulfilling prophesy. Американские законы исходят из того, что подросток без присмотра немедленно напьётся до положения риз; совершенно естественно, что именно это и происходит. Меня в этом возрасте не ограничивал никто - и я почти не пил: мне это было просто неинтересно. В-третьих, когда американский подросток, весь опыт потребления алкоголя которого сводится к посасыванию пива тайком, добирается до спиртного, результаты оказываются печальными. Вот как в Penn State, если верить репортажу в студенческой газете начала 90-х, праздновали 21-летие. Именинник и его друзья собирались в баре, где с боем часов опрокидывалась "первая легальная рюмка". Когда компанию из бара выгоняли ("Вам уже хватит!"), они шли в другой бар - если там не наливали, то в третий. Допивали на дому у друзей. Идея состояла в том, чтобы именинник/именинница дошёл до стадии, когда его приходилось вносить в общежитие на руках. "Жизнь уд-д-д-далсь". На мой взгляд, этот идиотский обычай порождён именно уродливыми запретами. Но есть у запретов и более страшный результат: смерти от алкогольной интоксикации. Я могу ошибаться, но я не слышал, чтобы в пьющей стране СССР студенты умирали от передозировки этилового спирта. А в США такое случается. Мне кажется, что это - прямое следствие неумения молодёжи пить и глупой привязки алкоголя к взрослению.

Должен сказать, что несмотря на все меры, количество пьяных аварий всё ещё недопустимо велико. Аварии, вызванные алкоголем - ведущая причина смерти американцев между 16 и 24 годами. Более половины всех аварий в США вызвано алкоголем. По-видимому, правильная политика должна состоять не в криминализации молодежи, а в чём-то другом.

Tags: americana
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →