?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: наука

— Но почему ты хочешь остричь косички? — страдальчески спросила мама. — Ну почему?
— У нас все девочки до одной их срезали. Потому что так оригинальнее.
— А что, по-твоему, означает это слово — "оригинальнее"?
— Как у всех, как модно, — уверенно сказала Машка.
Илья Зверев, Второе апреля

Когда profpr задал вопрос, почему российские ученые не верят в изменение климата, несколько российских ученых решили прокомментировать как эту запись, так и кросспост в ЖЖ. В комментариях нетрудно заметить самолюбование: "Мы, российские ученые, ни во что вообще не верим, особенно в навязанные нам истины. Мы по природе своей нонконформисты". Чтобы согласиться с этим утверждением, надо, пожалуй, напрочь позабыть позднюю советскую и постсоветскую историю, когда тогдашние советские ученые, ставшие в одночасье российскими, верили в самую невероятную чепуху и шли то за одним, то за другим шарлатаном. Но интереснее другое: этот гимн нонконформизму звучит в ответ на вопрос, почему российские ученые высказывают одно и то же мнение. То есть нонконформизмом объявляется следование групповым правилам. "Завтра у нас парад противников хождения парадом".

Однако на мой взгляд, этот забавный эпизод отражает некую правду про советских научных работников, по крайней мере частично верную для их российских наследников. Они очень аккуратно следовали групповым правилам поведения и мысли, при этом воображая себя вольнодумцами. Один и тот же бородатый Хемингуэй на стене, одни и те же книжки, одни и те же песни, одни и те же слова, одни и те же мысли. Я в молодости поездил по семинарам и конференциям, и заметил, что разговор о политике в курилке где-нибудь во Львове можно продолжить с полуфразы в Новосибирске. Только не дай Бог сказать сегодня то, что было принято говорить вчера или будет принято говорить завтра.

Я далек от мысли обвинить тогдашних научных работников в какой-то изначальной ущербности. Этот нонконформистский конформизм был следствием условий, в которых мы жили. Прежде всего, это информационный голод. Как советские школьники, от Бреста до Петропавловска на Камчатке, открывающие в один и тот же день один и тот же учебник на одной странице, мы читали в одно и то же время одни и те же книжки: а других не было. Далее, следование групповым нормам и правилам было важнейшим сигналом "свой-чужой" в обстановке, когда "чужие" могли запросто съесть. Да, советские ученые сбивались в стаи, но это было необходимо, "чтоб не пропасть поодиночке". Атмосфера Вороньей слободки в этих стаях была, однако, неизбежным следствием. Кстати, количество доносов в советском научном подразделении обычно превышало количество публикаций.

Эта стайность отражалась и на профессиональной деятельности. Ее результат — уникальное явление "научных школ", принесших массу вреда советской науке. Человек сильно за сорок или даже пятьдесят все еще ходил в штанишках на помочах: "Я из школы академика N". Речь тут идет не о признании духовного наследства: организационно наука была построена как система крепко сбитых стай-школ во главе с главным, во всей красе. Разумеется, система прописки сыграла свою роль: западная система странствующих постдоков, путешествующих из университета в университет, в СССР прижиться никак не могла.

Такая стайность потихоньку привела к провинциализму и застою, особенно хорошо заметному в последние годы Советской власти. Расселившиеся по миру советские ученые обычно успешно преодолевали провинциальность в профессиональной работе. Но вот привычка к стайности (и нравам Вороньей слободки) часто заметна в тех университетских департаментах, где "русские" составляют заметное количество.

Отношение к изменению климата вошло у этой группы в список идей, по которым отличают "своих" от "чужих". Почему именно отрицание? Возможно, сыграл роль тот факт, что России было бы очень выгодно, чтобы антропогенного влияния на климат не было. Вообще, оборотная черта провинциальности, это готовность коллективно верить в то, во что верить хочется. Чтобы посмотреть, как это работает, спросите российского ученого, что он думает о фрекинге.

В общем, адаптация к среде способствовала появлению интересных особенностей советских научных работников. Разрушение советской науки привело к тому, что многие из этих особенностей стали исчезать, особенно в профессиональной деятельности. Однако вне профессиональной сферы российские ученые их вполне демонстрируют, по крайней мере в первом поколении.

This entry was originally posted at https://scholar-vit.dreamwidth.org/528864.html. Please comment there using OpenID.

comment count unavailablecomments

В недавнем выпуске London Review of Books напечатана интересная рецензия Стивена Шейпина на книгу Майкла Гордина "Научный Вавилон: Язык науки от падения латыни до доминирования английского" [Steven Shapin, Confusion of Tongues (Scientific Babel: The Language of Science from the Fall of Latin to the Rise of English by Michael Gordin Profile, 432 pp, £25.00, March, ISBN 9781781251140). LYRB, v. 37, no. 3, 23–26, 2015].

Мы привыкли к тому, что "все написано по-английски". Несколько лет назад бывший президент Гарварда Лари Саммерс со свойственной ему непосредственностью заявил, что студентам незачем вкладываться в изучение иностранных языков, так как английский уже стал "глобальным языком", а что осталось перевести, переведут компьютеры. На научных конференциях практически исчезла непременная деталь прошлых лет: наушники для синхронного перевода. Однако это относительно недавнее явление. Вплоть до первой мировой войны было ясно, что наука будущего будет говорить на французком или немецком языке, но никак не на английском. В 1880-х годах 35% процентов научной литературы печаталась на английском, в 1960-х — 50%, в 1980-х — 75%, а в 1996 году — 91%.

Причин доминирования именно английского, а не, скажем, немецкого или французского, языка несколько: тут и два бойкота немецких журналов из-за двух мировых войн, и экономическая мощь США, и массовая эмиграция европейских научных работников-евреев в Америку при Гитлере, и детали плана Маршалла, который заботился не только о развитии европейской науки, но и о ее ориентировании на Америку.

Интересным для меня был факт, что помимо этих факторов большую роль в скачке, по мнению автора книги и рецензента, сыграла советская наука.

Read more...Collapse )

В комментариях к предыдущей записи cheeha напомнила классическую задачку Монти Холла. Я хочу показать, что байесовское решение не только проще классического, но и позволяет увидеть неявное допущение в последнем.

Итак, перед нами три двери. За одной приз, две другие пусты. Вы выбираете дверь A, ведущий, который знает, где приз, показывает, что за дверью B пусто. Следует ли настаивать на A или открыть C?

Пусть A, B, C - события, которые состоят в том, что приз находится за соответствующей дверью. Пусть OB - событие, которое состоит в том, что ведущий открыл дверь B после того, как игрок выбрал дверь A. Найдем P(C|OB) (вычислить P(A|OB) можно аналогично и предоставляется читателю в качестве упражнения).

По теореме Байеса P(C|OB) = P(OB|C)P(C)/P(OB). A priori P(C)=1/3. Если приз лежит за дверью C, то ведущий обязательно выберет дверь B, поэтому P(OB|C)=1. А как вычислить P(OB)?

Очевидно, что P(OB) = P(OB|A)P(A) + P(OB|B)P(B) + P(OB|C)P(C). В этой сумме второй член равен нулю, а третий 1/3. Как быть с первым? Иначе говоря, что делает ведущий, если обе оставшиеся двери пусты?

Если ведущий подбрасывает монетку, выбирая одну из двух пустых дверей, то P(OB|A)=1/2. Тогда теорема Байеса дает P(C|OB)=2/3. Это и есть ответ, который обычно приводят.

Но что, если мы знаем, что ведущий очень ленив и стоит у двери C? Иначе говоря, мы знаем, что он всегда открывает ее, если только за ней нет приза. Это значит, что P(OB|A)=0, и P(C|OB)=1. Что понятно: если ведущий преодолел лень и пошел открывать дверь B, значит, за дверью C точно лежит приз. Аналогично если ведущий очень ленив и стоит у двери B, то P(C|OB)=1/2. Тут поучительно рассмотреть, как в этом случае меняется P(A|OB) по сравнению с априорным P(A).

Можно рассмотреть случай, когда ведущий не очень ленив, и иногда идет к другой двери без необходимости. В итоге можно доказать, что смена выбора игроком никогда не ухудшает его позиции, но может ее улучшить.

Мы видим, что байесовское решение не только проще, но и глубже "обычного".

По наводке ipain прочел "Алгебру совести" Владимира Лефевра - точнее, Algebra of Conscience by Vladimir Lefebvre, так как читал я ее в лондонском издании. Говорят, что разработки Лефевра до его эмиграции были советским ответом теории игр и оплачивались вояками; что ж, чего только они не оплачивали.

Основная цель книги - ответить на вопрос, почему западные и советские люди поступают по-разному, а также адекватно предсказать их поведение. Цель хорошая, но метод оставил у меня сложное впечатление.

Read more...Collapse )

О халяве

Забавная история одного библиофила, рассказанная lucas_v_leyden, напомнила мне аналогичный случай, произошедший у нас в Чешских Будейовицах.

Как я уже писал, в прошлом веке приводилось мне работать контрактором в библиотеке спутниковых снимков Земли в НАСА. Кроме каталогизации, о которой я рассказывал, в библиотечном деле важен абонемент: обслуживание читателей. У нас это обстояло так.

Read more...Collapse )

О вычислениях в Экселе

В связи с нашумевшей историей про ошибку в Эксельной таблице Рейнхарт и Рогоффа пишут, что по данным некоторых исследований 84% всех Эксельных таблиц содержат ту или иную существенную ошибку*. В статье Роберта Лонга по ссылке выше приводится масса историй про миллионные убытки и массу проблем, связанных с Экселем. Ошибки совершают банки (JP Morgan!), компании и даже сам Federal Reserve.

Лонг приводит "мнение экспертов" о том, что причина состоит в том, что "Эксель достаточно мощен, чтобы поддерживать чудовищно сложные модели, и в то же время достаточно прост, чтобы его могли использовать новички". Это утверждение мне кажется очевидно неверным. Ошибки, которые приводит в качестве примеров Лонг, (а) на мой взгляд, не связаны с "чудовищно сложными моделями", и (б) совершались отнюдь не новичками. В общем, не выиграл, а проиграл, и не Иванов, а Рабинович, и не в лотерею, а в преферанс.

Мне кажется, что причина в другом. Электронная таблица "скрывает" формулы: она показывает только числа, а чтобы увидеть, что за ними стоит, нужно предпринимать дополнительные усилия. Это означает, что ошибка в формуле не будет заметна. Далее, даже если вы посмотрите на формулы, клеточки вроде SUM(B2:B6) быстро перестают быть понятными кому бы то ни было, включая их автора. Что записано в клетке B2? А B4? Это "write only language": формулы можно написать, но читать и вычитывать их нельзя. Электронная таблица - инструмент, идеально приспособленный для того, чтобы сделать ошибку: в нем предусмотрено все, чтобы это было легко и удобно.

К сожалению, я вижу вокруг себя все больше студентов, исследователей и инженеров, которые привыкли "считать в Экселе" и по-другому просто не умеют. Мне страшновато ездить по мосту, "просчитанному в Экселе", но похоже, скоро других просто не будет.


* Впрочем, возможно, что сам подсчет тоже проводили в Экселе, и доверять ему нельзя

Моя предыдущая запись вызвала оживленные комментарии. По техническим причинам я не могу ответить на все вопросы и замечания. Но мне бы хотелось уточнить два обстоятельства. Хотя, как известно, если что-то надо объяснять...

Во-первых, о диссертациях. Мне рассказывали в комментариях, что писание подставных диссертаций началось не с "березовских мальчиков", и что этим жили многие вполне достойные люди. Это, в общем, хорошо известно и так. Кстати, я слышал легенду, что Бахтин написал несколько штук, когда бедствовал.

Все это верно. Многие не без греха. Этот грех бывает простителен: можем ли мы осуждать голодного, укравшего булку? И можем ли мы быть уверены, что сами этого не сделаем в подобных обстоятельствах? Однако гордиться тут нечем; вряд ли тот же Бахтин, если и писал подставные диссертации, был счастлив об этом рассказывать.

При том, что, строго говоря, те же "березовские мальчики", да и сам Березовский того периода голодными не были, осуждать их тоже не хочется: уж больно мелкими были вожделения. Предел мечтаний - исправные "Жигули"; тут скорее пожалеть надо. И их, и нас, и всех советских людей.

В тексте xaxamа мне было интересно другое: в нем организация потока подставных диссертаций рассмативается как положительная черта Березовского. Через запятую: подчиненных защищал, аспиранточку чайком напоил, деньги до получки давал в долг, липовые диссертации наладил. Это не "люди были молодые, голодные, случалось и булку украсть, увы". Это прямое восхищение удалью шайки карманников и воровским "бескорыстием" её главаря. Тут самое замечательное - точка зрения. Шаламов посвятил много страниц противоречию мировоззрений блатаря и не-блатаря. Советская власть не по-гегелевски сняла это противоречие: приблатненными стали все.

И тут мы переходим ко второму недоразумению. Почему-то мой текст восприняли как осуждение xaxamа; один уже забаненный комментатор вспомнил неизбежное "партсобрание". Это, однако, далеко от моих намерений. На самом деле я прямым текстом сказал, о чем пишу, и моральные качества xaxamа к этому имеют весьма опосредованное отношение. На всякий случай повторюсь.

Меня давно интересует следующий вопрос. Вот была страна с высокообразованным в массе населением. Наличествовали люди с прекрасными профессиональными навыками, вплоть до способности к "написанию статей в топовых журналах"*. Как же получилось, что их обобрали даже не мировые злодеи, а персонажи совсем мелкотравчатые и очевидно недалекие? Куда делись все полимеры? Как мне кажется, текст xaxamа дает ответ на этот вопрос (точнее, подтверждает тот ответ, который мне давно уже кажется вероятным).

Советская власть воспитала людей, плохо приспособленных к любой форме солидарности, кроме полувоенной, полууголовной схемы "начальник-подчиненный" с тыкающим начальником. Последний в идеале мыслится как "отец солдатам" (чайку нальет!). Это, кстати, хорошо заметно, когда на Западе возникает коллектив выходцев из бывшего СССР (по отдельности не так, каждый вписывается в существующие отношения). Такой коллектив часто в итоге переходит к знакомым формам общежития - см. записки Довлатова. Все время вылезает то ли казарма, то ли зона или в лучшем случае шарашка. Которая становится легкой добычей любого начинающего пахана.

Вот об этом я и хотел написать.


* Каюсь, до этой заметки я мало что знал о xaxamе. Тут мне объяснили, что он очень большой математик. Я искренне рад за него и желаю ему всяческих дальнейших успехов.

Смерть Березовского, как и кризис на Кипре, вызвала массу текстов на русскоязычном пространстве. Причем лично для меня эти тексты интереснее самих событий: это такой способ посмотреть, что у их авторов в голове.

В связи с этим бесхитростные воспоминания xaxamа, уже дважды упомянутые во френдленте, мне показались особенно любопытными. Они ценны тем, что автор лишен даже минимальной рефлексии, тут "что на уме, то и на языке". Там, где иной задумался бы: "А как я выгляжу в данной ситуации? Что обо мне говорит моя реакция?", - наш мемуарист в святой простоте режет правду-матку.

Read more...Collapse )

А в XX веке черепа мерили

В свежем выпуске Nature любопытная заметка (Alison Abbott. Genome test slammed for assessing 'racial purity'. Nature, v. 468, p. 167, 2012). На свет выплыл сертификат, выданный одному из членов парламента от крайне правой партии Йоббик. Сертификат заверяет, что в результате генетического исследования выяснено, что у члена парламента среди предков нет ни евреев, ни цыган.

Имя расово чистого парламентария закрашено, но название компании, проводившей исследование и выдавшей сертификат, Nagy Gén, - нет.

Специалисты (в частности, директор Института Генетики АН Венгрии) утверждают, что метод исследования (анализ 18 позиций в геноме, которые, по мнению компании, характерны для евреев и цыган), не особенно научен. Венгерский Совет по медицинским исследованиям попросил прокуратуру начать следствие: по закону 2008 года генетические тесты разрешены только в медицинских целях. Один из финансистов Nagy Gén оказался евреем - он уже забрал свои деньги из проекта. Университет, который сдавал компании помещение, решил не продлевать аренду.

Сама компания заявляет, что сертификат неправильно поняли (в тексте содержится рекомендация обратиться к специалистам компании для интерпретации результатов и полной генетической консультации), и что она не имеет права судить, для какой именно цели заказано исследование, а честно ответила на заданный вопрос.

В комментариях к предыдущей записи я рассказал о библейском аргументе против реальности глобального потепления. Дескать, Бог обещал Ною (Быт 9:11), что потопа больше не будет и создал радугу в знак этого договора (Быт. 9:16). Следовательно, повышение уровня океанов в результате потепления невозможно.

Я помнил, что там еще была забавная подробность. Но все ускользало, какая именно. В конце концов Гугль помог.

Там все гораздо смешнее. Человек, выдвинувший этот аргумент, теперь занимает важную должность. Он - председатель подкомитета Палаты представителей США. По экономике и окружающей среде. См. http://www.dailymail.co.uk/news/article-1328366/John-Shimkus-Global-warming-wont-destroy-planet-God-promised-Noah.html и http://en.wikipedia.org/wiki/John_Shimkus

Хорошо известна легенда, что Наполеон как-то попросил Лапласа рассказать о происхождении Солнечной системы. Лаплас стал излагать свою космологию. Император внимательно выслушал, а затем спросил: "А где же в этом всем Бог?" "Ваше величество, в этой гипотезе я не нуждаюсь", - будто бы ответил Лаплас.

Цель этой заметки - показать, что Лаплас из легенды несколько лукавил. Для этого нам придется отправиться в путешествие - заглянув в историю на пару поколений до Лапласа. На этом пути у нас будет несколько отступлений.

Read more...Collapse )

В одном из недавних выпусков журнала Science напечатана сочувственная рецензия на книгу Сьюзен Клэнси "Миф о травме. Правда о сексуальном насилии над детьми -- и его последствиях" (Susan A. Clancy, The Trauma Myth. The truth About the Sexual Abuse of Children -- and Its Aftermath, Basic Books, NY, 2010. Данные о самой рецензии: Elizabeth F. Loftus and Steven J. Frenda, Bad Theories Can Harm Victims, Science, 327, 1329--1330, 2010). Я не читал самой книги и не являюсь специалистом в данной области, поэтому у меня нет мнения о том, права ли Клэнси и рецензенты. Тем не менее мысли, изложенные в рецензии, мне кажутся достаточно интересными, чтобы записать их для памяти.

Read more...Collapse )

Я думал, что эта байка широко известна, но меня попросили её рассказать.

После аншлюса Гёделю стало неуютно в Вене, и он эмигрировал в США. В положенный срок обратился за американским гражданством. Тогда, как и сейчас, для этого нужно было сдать экзамен на знание английского языка и civics - нечто вроде основ государства и права. Экзаменатор поинтересовался, откуда приехал Гёдель. Получив ответ, он сказал: "Да, там сейчас фашистская диктатура. Как хорошо, что у нас в Америке такое невозможно". "Как это невозможно? - возмутился великий логик. - Давайте возьмём конституцию и рассмотрим следующую цепочку событий". И объяснил, как эта цепочка приводит к установлению диктатуры - в полном соответствии с конституцией и законами.

К сожалению, до меня не дошла "цепочка Гёделя" - а было бы очень интересно посмотреть. Результата этого экзамена я тоже не знаю.

Мой сын слышал расширенную версию этой баечки. Там утверждалось, что готовиться к экзамену Гёделю помогал его старый друг Альберт Эйнштейн. Что, кстати, вполне возможно: они действительно дружили, и именно Эйнштейн приложил усилия к тому, чтобы перетащить Гёделя в Принстон. Так вот, говорят, что "цепочку" Гёдель обнаружил не на экзамене, а в процессе подготовки. Он рассказал о ней Эйнштейну. Тот подумал и сказал: "Знаешь, Курт, тебе не стоит об этом говорить с экзаменаторами". Но Гёдель не внял совету.

Update: Спасибо spamsink и a_quantum, указавшим мне на рассказ об этом в Википедии. Судя по заметке Джима Холта, экзамен прошел успешно - в основном благодаря вмешательству Эйнштейна и Моргенштерна. Но в чем состояла "цепочка Гёделя" - всё ещё загадка.

Tags:

Замечательная ikadell рассказывает очередные истории из практики. Предосторожность судьи, о которой идёт речь в конце, отнюдь не лишняя. На самом деле судья тот был мудр и многоопытен. Что доказывается другой историей, которую любит приводить А.-П.

Дело было в Ботаническом Институте Академии Наук. Шла очередная защита диссертации. Надо сказать, что этот процесс часто связан со стрессом для диссертанта, иногда сильным. В том же институте один диссертант вдруг расплакался, закричал: "Не буду, не буду защищаться" и убежал. Насилу его нашли и успокоили. А этот диссертант развесил плакатики (дело было в докомпьютерную эпоху, когда основные положения рисовались тушью на плакатах - бешеные деньги стоило, однако). Затем сообщил собравшимся, что незачем ему тут болтать: и так все написано. Поэтому он предлагает аудитории обсудить плакаты, а сам пока полетает. И решительно шагнул в раскрытое по случаю жары окно. Защита, кстати, проходила то ли на третьем, то ли на четвертом этаже.

К счастью, среди ученых мужей нашлись решительные и обладавшие быстрой реакцией. Они поймали уже почти высунувшегося в окно диссертанта за полы пиджака и брюки и не позволили придать ботанической диссертации ненужный налет орнитологии.

Надо сказать, что по правилам ВАК начавшуюся защиту остановить очень сложно. Пожар, кажется, предусмотрен, а вот землетрясение, вроде, нет. Но к счастью, в списке есть неожиданная болезнь диссертанта. Тут был как раз классический случай. Врач психиатрической скорой помощи удивился, но справку дал.

Через месяц диссертанта выписали из клиники, а ещё через месяц назначили новую защиту. Говорят, это была самая тихая и благостная защита в истории института. Вопросы диссертанту задавались исключительно для проформы, и все выступавшие подчеркивали огромный вклад работы в отечественную ботанику. Черных шаров на голосовании не было.

Есть вещи, учиться которым надо начинать в детстве. В зрелом возрасте можно продолжать совершенствоваться, даже достичь значительных результатов - но фундамент должен быть заложен рано. К таким вещам относятся музыка и шахматы. А ещё - математика. Очень мало людей, не занимавшихся математикой в детстве или в крайнем случае в юности, и ставших профессиональными математиками. Это правило иллюстрирует история со знаменитым философом Томасом Гоббсом. Об этой истории написал Джон Обри в своей книге "Краткие биографии", а я узнал о ней из статьи Brian Hayer, Foolproof, American Scientist, vol. 95, pp. 10--15, 2007.

Так получилось, что Гоббс не встречался с геометрией до сорока лет. В этом возрасте он случайно наткнулся в библиотеке клуба на том Евклида. Том был открыт на теореме Пифагора. Гоббс прочёл теорему и воскликнул: "Черт подери! Но это невозможно!" (как замечает Обри, он время от времени крепко выражался). Гоббс прочёл доказательство - оно ссылалось на другие теоремы. Он прочёл и их доказательства и т.д. Так он в обратном порядке дошёл до аксиом и убедился, что Пифагор был прав.

В результате Гоббс увлёкся геометрией. К сожалению, геометрия не отплатила ему взаимностью. Read more...Collapse )

Чаще всего под теорией еврейского заговора понимают вариант "Протоколов сионских мудрецов": законспирированный еврейский центр, выполняющий зловещую программу закабаления человечества. Остальной еврейский народ в этих теориях оказывается либо сознательным, либо бессознательным пособником центра. Евреи либо знают о существовании центра и выполняют его приказы, либо выполняют приказы своих "старших", которые, в свою очередь, подчиняются центру. Вот довольно типичная схема (спасибо lipkovichea & ygam). Будем называть такие воззрения сильной негативной теорией и обозначать S-.

Существуют, однако, и другие варианты. Read more...Collapse )

Забавные нападки trurle на климатологов (см тут и тут). В первой ветке диалог был совершенно изумительный. Трурль объяснял, что климатологи всё врут про глобальное потепление, чтоб гранты получить. Я заметил, что у нынешнего американского руководства гораздо проще получить грант на доказательство отсутствия потепления, и поинтересовался, какие именно зарубежные правительства кормят вредителей в нашей стране. Ответ Трурля доказал, что в лучших своих вещах он поднимается до Летающего Крокодила или Пионера. Он сказал буквально следующее: "Так как вы, Школяр Вит, можете использовать это знание для нехорошего получения грантов, то я не скажу". Желающие могут ознакомиться с этим полётом мысли вот тут.

Но если серьёзно, то тут такое дело. Ни я, ни программист Трурль, ни разные врачи с экономистами, которые с пеной у рта болтают о потеплении, не компетентны в этом деле. Я не могу судить, есть ли глобальное потепление, и если оно и есть, насколько оно антропогенно. Но есть некоторое метасуждение, в котором я убеждён. Оно такое: любой, кто рассказывает о заговоре учёных, зажимающих горло правде, ничего не понимает в том, как развивается наука. Научное сообщество имеет свои недостатки - многие считают его гадючником. Это, на мой взгляд, преувеличение - но не настолько, чтобы в этом гадючнике сообществе можно было долго прятать явную ложь. Всегда хватает желающих сделать себе карьеру на костях указывании ошибок у авторитетов.

Собственно, именно поэтому я дразнил Трурля ханом Батыем и Иваном Грозным. Да, я не историк. И кроме того, знаю, что у современной хронологии масса проблем (спросите у el_d, она любит о них говорить). Но одно дело - проблемы хронологии, а другое - теория всеобщего заговора историков по фальсификации средних веков. Здесь разница между историком - и Фоменко. Или между научным работником - и стариком Эдельвейсом Машкиным.

Да, наука часто ошибается. Её развитие - вообще преодоление ошибок. Так она устроена. И доверять экспертам страшновато. Но как и с демократией, приходится принимать не самый совершенный вариант, потому что другие ещё хуже. Альтернатива - это "У неё внутре неонка".

Tags:

У ivanov_petrovа довольно интересная дискуссия, вызванная замечанием В. Г. Николаева: "Официальный статус эксперта вовсе не обязательно совпадает с действительной степенью компетентности его носителя". В ходе разговора dennett сказал, что Интернет тут спасает: дескать, в Интернете есть подлинная репутация (приводятся примеры ЖЖ, E-bay, других сообществ). Я заметил, что это существует только пока люди в этих сообществах остаются на уровне неуловимого Джо: как только к ним появляется интерес у профессиональных манипуляторов, включается астротурф, и доверять никому нельзя. Оказалось, что слово "астротурф" в русский сленг не вошло. В этой заметке я объясняю это явление и заодно делюсь некоторыми мыслями и наблюдениями по поводу.

Read more...Collapse )

Tags:

ivanov_petrovу

В этой заметке обсуждаются две любимые темы ivanov_petrovа: редукционизм и непоступательное развитие науки. Поэтому я и посвятил заметку ему.

Я люблю думать примерами, анекдотами. Поэтому мы обсудим один интересный пример, в котором эти темы видны, на мой взгляд, довольно ярко. Read more...Collapse )

Наиболее важные достижения любой науки - это такие вещи, которые имеют смысл и вне рамок этой науки, обогащают наше понимание действительности. Это то, что интересно и вне тусовки. К самым важным достижениям классической антропологии я бы отнёс выделение трёх типов мышления: магического, религиозного и научного, - и осознание того парадоксального обстоятельства, что магическое и научное мышление схожи между собой и разительно отличаются от религиозного. В дальнейшем изложении я более или менее следую Фрэзеру, хотя эти мысли высказывались и после в других формах у других авторов. Прошу заранее извинить меня за некоторую старомодность.Read more...Collapse )

Михайлик на ночь

Довольно долго el_d убеждала меня, что у меня есть сборник ЮМ 2001 года ("Край моря"). А я страстно уверял, что нет.

На днях стал я искать "Основы теории металлов" Абрикосова. И нашёл тот самый сборник -- почему-то в полке, где ожидал совсем другое. Так что я был неправ, за что приношу свои извинения. Ниже - одно стихотворение из сборника.

Да, а Абрикосова я так и не нашёл. Что бы мне поискать, чтобы найти "Теорию металлов"?

Юрий Михайлик

Опять кричат ночные поезда,
опять зовут в иные города.
Беда не то, что молодость уходит,
а то, что не уходит, -- вот беда.

И ты всё тот же -- заполночь писать,
и ты всё тот же -- выпить и сплясать,
потом приходит очень юный доктор,
и будет целый день тебя спасать.

Всё кажется, что ты глядишь в рассвет,
а это свет глядит тебе вослед,
и девушки приходят за советом,
не за сонетом, друг мой, вовсе нет.

Ночной вокзал, мальчишеская дрожь,
весь мир ещё таинственно хорош,
уже пора готовиться к ответам,
а ты ещё вопросы задаёшь.
В лекциях о вере в бессмертие Фрэзер говорит, что антрополог может (и должен) подходить к изучению религии нейтрально: его не интересует вопрос, верны ли религиозные представления о Боге. Его интересуют сами эти представления. Однако изучая верования "дикарей", исследователь не может не увидеть генетической связи этих "суеверий" с его собственной верой. Может ли это не поколебать его веру, и что самое главное, веру современного общества? С логической точки зрения, конечно, можно предположить, что современные люди верят "in the right thing for wrong reasons": хотя их вера выросла из древних суеверий, она всё-таки правильна. Но если антрополог честен, продолжает Фрэзер, он не может не понимать, что это трюк, и его исследование колеблет религию. Религия, между тем, есть фундамент общества. Разрушая её, не подвергаем ли мы опасности само общество? На это Фрэзер отмечает, что у нас, людей науки, есть долг перед истиной, перед знанием. Мы должны выполнять его, а сложная и тонкая работа (delicate and onerous task) приспособления наших открытий к практическим нуждам человечества -- дело других, others.

Эти лекции были прочитаны в 1911-1912 годах. Через два года началась Первая мировая война. В ходе этой войны стал особенно интересен вопрос, можем ли мы с академическим спокойствием изучать, например, свойства иприта, а "приспособление его к практическим нуждам человечества" предоставить другим? Затем серия революций, особенно российская, показали, что атеизм может быть опаснее иприта. Затем была Вторая мировая война, атомная бомба, самоцензура ядерщиков и т.д. Интересно, изменилось ли мнение Фрэзера?

У меня в непрочитанной стопке лежит сборник эссе Фрэзера о культуре 20-х годов. Когда за него возьмусь, не забыть бы сравнить Фрэзера предвоенного с Фрэзером послевоенным.

Profile

knot
scholar_vit
scholar_vit

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Page Summary

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek