?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Making America Great Again

Я на конференции в Техасе. Вчера один из докладов был прочитан по бумажке председателем секции, после чего автор отвечала на вопросы из Китая по скайпу, прорываясь сквозь треск помех. Дело в том, что ни первый, ни второй автор не получили визу в США.

Разумеется, это был именно тот доклад, который был мне особенно интересен, и именно с авторами которого я планировал посидеть за кофе.

Разговоры молодежи в перерывах тоже радуют. "Куда едешь на постдока?" "Черт его знает. В Британию после Брексита не тянет, в Штатах какая-то фигня. Канада или Германия?"

В прекрасном новом/старом мире, где мужчины будут работать на угольной шахте, а женщины будут гладить им рубашки на утро, все эти заносчивые яйцеголовые, конечно, ни к чему.

This entry was originally posted at https://scholar-vit.dreamwidth.org/538582.html. Please comment there using OpenID.

comment count unavailablecomments

Должности работников нашего отдела можно приблизительно перевести на русский как "научный сотрудник", "старший научный сотрудник", "ведущий научный сотрудник", "главный научный сотрудник". Нишу советских младших научных сотрудников занимают аспиранты, проходящие у нас стажировку. Что интересно, должности неплохо коррелируют с возрастом.

Так вот, о возрасте. Я понял, какая пропасть нас разделяет, когда принес на работу логарифмическую линейку. Водораздел проходит по старшим научным сотрудникам: одни из них знают, что это такое, другие нет. Научные сотрудники не знают совсем. Один сотрудник неуверенно сказал, что видел похожее устройство в школе, но потом оказалось, что там был штангенциркуль. Когда я объяснил идею, что умножение соответствует сложению логарифмов и показал, как это работает, научные сотрудники смотрели на меня, как на волшебника. Похоже, некий пласт знаний уходит на наших глазах.

Я оставил линейку на рабочем столе. На вопросы зачем, цежу мрачно: "Иногда компьютеры ошибаются..."

This entry was originally posted at https://scholar-vit.dreamwidth.org/530288.html. Please comment there using OpenID.

comment count unavailablecomments

— Но почему ты хочешь остричь косички? — страдальчески спросила мама. — Ну почему?
— У нас все девочки до одной их срезали. Потому что так оригинальнее.
— А что, по-твоему, означает это слово — "оригинальнее"?
— Как у всех, как модно, — уверенно сказала Машка.
Илья Зверев, Второе апреля

Когда profpr задал вопрос, почему российские ученые не верят в изменение климата, несколько российских ученых решили прокомментировать как эту запись, так и кросспост в ЖЖ. В комментариях нетрудно заметить самолюбование: "Мы, российские ученые, ни во что вообще не верим, особенно в навязанные нам истины. Мы по природе своей нонконформисты". Чтобы согласиться с этим утверждением, надо, пожалуй, напрочь позабыть позднюю советскую и постсоветскую историю, когда тогдашние советские ученые, ставшие в одночасье российскими, верили в самую невероятную чепуху и шли то за одним, то за другим шарлатаном. Но интереснее другое: этот гимн нонконформизму звучит в ответ на вопрос, почему российские ученые высказывают одно и то же мнение. То есть нонконформизмом объявляется следование групповым правилам. "Завтра у нас парад противников хождения парадом".

Однако на мой взгляд, этот забавный эпизод отражает некую правду про советских научных работников, по крайней мере частично верную для их российских наследников. Они очень аккуратно следовали групповым правилам поведения и мысли, при этом воображая себя вольнодумцами. Один и тот же бородатый Хемингуэй на стене, одни и те же книжки, одни и те же песни, одни и те же слова, одни и те же мысли. Я в молодости поездил по семинарам и конференциям, и заметил, что разговор о политике в курилке где-нибудь во Львове можно продолжить с полуфразы в Новосибирске. Только не дай Бог сказать сегодня то, что было принято говорить вчера или будет принято говорить завтра.

Я далек от мысли обвинить тогдашних научных работников в какой-то изначальной ущербности. Этот нонконформистский конформизм был следствием условий, в которых мы жили. Прежде всего, это информационный голод. Как советские школьники, от Бреста до Петропавловска на Камчатке, открывающие в один и тот же день один и тот же учебник на одной странице, мы читали в одно и то же время одни и те же книжки: а других не было. Далее, следование групповым нормам и правилам было важнейшим сигналом "свой-чужой" в обстановке, когда "чужие" могли запросто съесть. Да, советские ученые сбивались в стаи, но это было необходимо, "чтоб не пропасть поодиночке". Атмосфера Вороньей слободки в этих стаях была, однако, неизбежным следствием. Кстати, количество доносов в советском научном подразделении обычно превышало количество публикаций.

Эта стайность отражалась и на профессиональной деятельности. Ее результат — уникальное явление "научных школ", принесших массу вреда советской науке. Человек сильно за сорок или даже пятьдесят все еще ходил в штанишках на помочах: "Я из школы академика N". Речь тут идет не о признании духовного наследства: организационно наука была построена как система крепко сбитых стай-школ во главе с главным, во всей красе. Разумеется, система прописки сыграла свою роль: западная система странствующих постдоков, путешествующих из университета в университет, в СССР прижиться никак не могла.

Такая стайность потихоньку привела к провинциализму и застою, особенно хорошо заметному в последние годы Советской власти. Расселившиеся по миру советские ученые обычно успешно преодолевали провинциальность в профессиональной работе. Но вот привычка к стайности (и нравам Вороньей слободки) часто заметна в тех университетских департаментах, где "русские" составляют заметное количество.

Отношение к изменению климата вошло у этой группы в список идей, по которым отличают "своих" от "чужих". Почему именно отрицание? Возможно, сыграл роль тот факт, что России было бы очень выгодно, чтобы антропогенного влияния на климат не было. Вообще, оборотная черта провинциальности, это готовность коллективно верить в то, во что верить хочется. Чтобы посмотреть, как это работает, спросите российского ученого, что он думает о фрекинге.

В общем, адаптация к среде способствовала появлению интересных особенностей советских научных работников. Разрушение советской науки привело к тому, что многие из этих особенностей стали исчезать, особенно в профессиональной деятельности. Однако вне профессиональной сферы российские ученые их вполне демонстрируют, по крайней мере в первом поколении.

This entry was originally posted at https://scholar-vit.dreamwidth.org/528864.html. Please comment there using OpenID.

comment count unavailablecomments

Вынес из комментариев отсюда: http://lm644.dreamwidth.org/71906.html

Так получилось, что мне довелось работать с очень сильными и умными женщинами: коллегами, начальницами, соавторшами и т.д. Я многому у них научился. Так что все эти разговоры о неспособности женщин заниматься наукой и технологией лично мне довольно смешны. Те женщины, с которыми работал я, были покруче коллег-мужчин.

С другой стороны, именно тот факт, что окружавшие меня женщины были очень круты, доказывает существование "стеклянного потолка": очевидно, женщине нужно быть сильнее мужчин вокруг, чтобы ее воспринимали всерьез. Это похоже на уровень еврейских абитуриентов в хорошие университеты в СССР: он был высоким, в частности, потому, что у посредственного еврейского абитуриента шансов не было, о чем прекрасно знали сами абитуриенты.

This entry was originally posted at http://scholar-vit.dreamwidth.org/513251.html. Please comment there using OpenID.

comment count unavailablecomments

Наличие в кармане доступа к Гуглу, Википедии и прочим составляющим того, что в советской фантастике называлось "Большим Всепланетным Информаторием", изменило наше отношение к чистому знанию. Никого теперь не удивишь неожиданным описанием подробностей свадебных обычаев тробриандцев или истории использования сурьмы.

Тем более интересны истории о знатокох прошлого: людей, которые без всякого Информатория знали массу вещей в самых разных областях.

Одну такую историю я прочитал в некрологе умершего вчера в возрасте 95 лет Кена Эрроу, нобелевского лауреата и одного из величайших экономистов прошлого столетия. Ее рассказал коллега Эрроу (и тоже нобелевский лауреат) Эрик Маскин.

В Стэнфорде считалось, что Эрроу знает все обо всем. В какой-то момент младшие коллеги решили над ним подшутить. По уговору они заранее прочли статьи о размножении и миграции серых китов и в присутствии Эрроу стали громко обсуждать теорию биолога Тернера о том, как киты находят из года в год место встречи. Эрроу молчал, и коллеги обрадовались, что нашли область, в которой Кен не разбирается.

Когда они уже стали расходиться, Эрроу пробурчал себе под нос: "Но мне казалось, что Спенсер полностью опроверг теорию Тернера, доказав, что предложенный механизм не может работать".

This entry was originally posted at http://scholar-vit.dreamwidth.org/501124.html. Please comment there using OpenID.

comment count unavailablecomments

Однако моя предыдущая запись оказалась пророческой. Ее героиня, похоже, писала не только книги, но и диссертации. В престижном университете, между прочим.

Похоже, что в рамках новой дружбы между Россией и США нам пора приглашать сюда Пархоменко для консультаций.

This entry was originally posted at http://scholar-vit.dreamwidth.org/497361.html. Please comment there using OpenID.

comment count unavailablecomments

P. Z. Myers обсуждает интересную статью о цветоразличении у головоногих (Stubbs AL, Stubbs CW (2016) Spectral discrimination in color blind animals via chromatic aberration and pupil shape. Proc Natl Acad Sci U S A. 2016 Jul 5. pii: 201524578). Все знают, как различает цвета наш глаз: в сетчатке есть три вида колбочек, чувствительных к синему, зеленому и красному цвету, и, измеряя их возбуждение, мозг определяет цвет в RGB-координатах. У головоногих есть только один вид фоторецепторов, поэтому считалось, что они видят мир в черно-белом варианте.

Оказалось, что головоногие цвета различают, но совсем не так, как мы! Они используют дисперсию — зависимость показателя преломления от длины волны. Дисперсия вызывает хроматическую аберрацию в дешевых оптических приборах: изображение в них расщепляется на цветные двойники (в дорогих приборах применяются хитрые способы компенсации). Именно из-за хроматической аберрации театрального бинокля поручик Лукаш у Гашека не смог полюбоваться артистками в Кираль-Хиде, так как "вместо бедер он видел лишь какие-то движущиеся фиолетовые пятна".

Головоногие же, похоже, используют дисперсию для цветоразличения: меняя фокусировку зрачка, они поочередно фокусируют разные компоненты спектра на сетчатке, а затем мозг извлекает информацию о цвете.

Это, пишет Myers, объясняет особенность строения их глаза: если наш глаз, как и искусственные оптические приборы, стремится снизить хроматическую аберрацию, то их глаз, наоборот, стремится ее увеличить.

Очень красивая идея. Интересно, кто-то уже запатентовал оптический прибор, действующий по принципу глаза осьминога?

Академия и академики

Via thrasymedes прочел любопытное интервью академика Арнольда Тулохонова.

Две цитаты.

[1.] Сегодня в результате объединения трех академий появились академики, которые не имеют публикаций.

— Вообще не имеют научных публикаций?

— Да. В первую очередь речь идет о Российской академии сельхознаук.


[2.] В отличие от недавнего прошлого, у нас уже нет Гулага, нет комсомола, патриотизм остался только в лозунгах. Сегодня, когда у нас западные санкции, когда против нас опять ополчились наши оппоненты, только Академия наук, только наука может показать пути выхода из этих кризисных ситуаций. Я думаю, что настал именно тот момент, когда надо дать ученым государственный заказ, сказать, что делать дальше. А вместо этого мы решаем противоположную задачу.

Акад. Тулохонов подзабыл, что во времена "Гулага, комсомола и патриотизма" в АН был ряд членов, не имевших открытых публикаций. И далеко не каждого из них звали Сергей Королев. Впрочем, и кое-кто из тех, у кого публикации были... особенно по отделению философии и права... ну да ладно.

На самом деле интервью крайне интересное. Например, если я правильно понял, две главные проблемы Академии — это свободный выезд молодежи за границу и слишком высокая зарплата в академических институтах.

Весьма душеполезное чтение.
На семинаре видел роботов, управляемых выращенным в чашке Петри экстрактом крысиных мозгов.

Tags:

Эмми Нетер

Vox напомнил, что сегодня исполняется 134 года со дня рождения Эмми Нетер. Она из тех людей, чье само существование заставляет гордиться человеческим родом.

В США федеральная Конституция запрещает "establishment of religion" (это одна из частей Первой поправки). Федеральные суды считают, что креационизм — это не наука, а религия. Поэтому преподавать его в школах, которые содержатся на деньги налогоплательщиков иначе, чем в курсе религиоведения или истории, нельзя.

Содержание школьного образования в США — это дело штатов и школьных округов. Поэтому если в штате побеждают правые, то они иногда пытаются законом вставить креационизм в школьную программу по биологии. Федеральные судьи время от времени признают такие попытки антиконституционными и отменяют закон. Тогда правые — в этом штате или соседнем — принимают новый закон, заменяя фразы, вызвавшие гнев судьи, новыми. Именно так библейский креационизм сменился "креационистской наукой", а та — разумным замыслом.

В свежем выпуске журнала Science напечатана статья, где автор описывает этот переход квазибиологической моделью, в которой текст законопроектов эволюционирует, реагируя на внешнее воздействие:

@article {Matzke28,
        author = {Matzke, Nicholas J.},
        title = {The evolution of antievolution policies after
                 {K}itzmiller versus {D}over},
        volume = {351},
        number = {6268},
        pages = {28--30},
        year = {2015},
        doi = {10.1126/science.aad4057},
        publisher = {American Association for the Advancement of Science},
        issn = {0036-8075},
        URL = {http://science.sciencemag.org/content/351/6268/28},
        eprint = {http://science.sciencemag.org/content/351/6268/28.full.pdf},
        journal = {Science}
}

Автор применяет филогенетические методы к текстам законопроектов, показывая, что авторы "списывали" друг у друга, видоизменяя фразы в зависимости от решений суда. Таким образом ему удается построить дерево креационистских законов:

Read more...Collapse )

Использование филогенетических деревьев для анализа текстов — штука не новая. Но обычно делается анализ нескольких близких манускриптов; тут же десятки разнообразных законов.

Заметка, конечно, очень интересная. Но вот что замечательно. Никто не будет утверждать, что креационистские законопроекты — продукты случайных мутаций и естественного отбора. Это, очевидно, самый что ни на есть разумный замысел (intelligent design). Ну да, можно поглумиться над степенью разумности авторов, но она все-таки повыше, чем у случайных мутаций. Таким образом какой-нибудь креационист может попробовать использовать эту заметку в качестве демонстрации того, как разумный замысел может привести к филогенетическим деревьям

Надо сказать, правда, что Творец, следующий из такой модели, не похож на монотеистического всеведущего Бога. Это бог ошибающийся, экспериментирующий и пробующий разные варианты. Не уверен, что нашему воображаемому креационисту он понравится.

Когда на академиков жали, чтобы те исключили Сахарова, у них было прекрасное оправдание это сделать. Советский академик был, как правило, директором, в крайнем случае завотделом большого института. От него зависели тысячи людей. Он вполне мог сказать: "Да, я поступил некрасиво, но ведь не ради себя, а ради них, малых сих! Мне опала не страшна, но институт жалко".

Интересно, что они этим оправданием не воспользовались.

С тех пор произошел значительный нравственный прогресс.

Tags:

В недавнем выпуске London Review of Books напечатана интересная рецензия Стивена Шейпина на книгу Майкла Гордина "Научный Вавилон: Язык науки от падения латыни до доминирования английского" [Steven Shapin, Confusion of Tongues (Scientific Babel: The Language of Science from the Fall of Latin to the Rise of English by Michael Gordin Profile, 432 pp, £25.00, March, ISBN 9781781251140). LYRB, v. 37, no. 3, 23–26, 2015].

Мы привыкли к тому, что "все написано по-английски". Несколько лет назад бывший президент Гарварда Лари Саммерс со свойственной ему непосредственностью заявил, что студентам незачем вкладываться в изучение иностранных языков, так как английский уже стал "глобальным языком", а что осталось перевести, переведут компьютеры. На научных конференциях практически исчезла непременная деталь прошлых лет: наушники для синхронного перевода. Однако это относительно недавнее явление. Вплоть до первой мировой войны было ясно, что наука будущего будет говорить на французком или немецком языке, но никак не на английском. В 1880-х годах 35% процентов научной литературы печаталась на английском, в 1960-х — 50%, в 1980-х — 75%, а в 1996 году — 91%.

Причин доминирования именно английского, а не, скажем, немецкого или французского, языка несколько: тут и два бойкота немецких журналов из-за двух мировых войн, и экономическая мощь США, и массовая эмиграция европейских научных работников-евреев в Америку при Гитлере, и детали плана Маршалла, который заботился не только о развитии европейской науки, но и о ее ориентировании на Америку.

Интересным для меня был факт, что помимо этих факторов большую роль в скачке, по мнению автора книги и рецензента, сыграла советская наука.

Read more...Collapse )

Музыкой навеяло

Ну, про "советский-антисоветский - какая разница" знают все. Но вот я понял, что и последователи Стругацких, и их оппоненты - в душе обязательно прогрессоры. Люди вокруг несмышленыши, в зле да копоти, не понимают ничего - а они вооружены базисной теорией феодализма и вообще все в белом. Делают добро пасомым, действуя для их же пользы. И так далее.

Что забавно, у самих Стругацких базисная теория феодализма как раз не сработала.

И еще о докторе Лизе

Когда о ком-то думаешь плохо (или хорошо), разум готов поверить в гипотезы, подтверждающие наши представления. Это свойство сыграло с мной злую шутку: мое крайне низкое уважение к Елизавете Глинке помогло мне поверить, что твит про "розы из осколков" были не только подлым, но и описывал кражу. Это мне урок: следует с особенной тщательностью проверять именно то, во что хочется верить.

Приношу глубокие извинения в связи с этой историей.

Должен сказать, что я очень плохо знаю историю России 1990-х. Как-то мимо меня прошла. Имя Альфреда Коха мне было почти не знакомо.

Совершенно случайно наткнулся на вот этот ролик его недавнего разговора с Белковским и Фишманом:

После этого заглянул в Википедию. И охренел. То есть этот невежественный (одно его изложение биографии Капицы достойно быть выколотым в уголках глаз для наставления поучающимся), неумный и какой-то непередаваемо мерзкий человек был председателем Госкомимущества и вице-премьером? И судя по всему, там все были и остались такими?

М-да.

Предисловие

Я по образованию и роду занятий - теоретик. Одно из самых больших удовольствий в моей работе - это предсказать некое явление, а потом убедиться, что оно происходит.

Оказывается, и развлечение вроде ЖЖ может доставить это удовольствие.

Цитата 1

Моя заметка, 20 августа 2008 года (курсив добавлен).

К любым словам российской прессы - включая сводку погоды - следует относиться как к полету фантазии пишущего. Либо оплаченному, либо вызванному бескорыстным невежеством.

Цитата 2

Свидетельства российских тележурналистов, 6 августа 2015 года.

Ручной режим распространялся даже на погоду, были по ее поводу прямые указания. Вот надо срочно пригласить Вильфанда, чтобы он сказал, что будет страшная зима и мы все померзнем. Говоришь: «А если не будет холодной зимы?» Мы понимаем, что зима-то теплая. Но есть общая тенденция нагнетать, что они от нас зависят — сейчас мы вам газ не пустим, и вы все замерзнете. Они об этом и трындели все время: «Нас ждет холодная зима».

Товарищи изобретатели

От юристов пришел проект заявки на патент. Кстати, они нашли опечатку в одном моем уравнении: плюс вместо минуса. Молодцы. Правда, наши программисты нашли эту же опечатку раньше. Все-таки есть на свете люди, которые меня внимательно читают.

Так вот, там, как водится, были вопросы юристов. Почему-то они начинались с обращения "Inventors". Типа "Inventors, please explain what does this thingamajig do". Меня это обращение, направленное в наш с коллегой адрес, все время коробило. "Товарищи ученые"...

Еще об R

У Брэда ДеЛонга интересное наблюдение из комментариев о том, как много людей в статистике перешли на R. По ссылке оттуда любопытная дискуссия о том, почему R оказалась такой успешной, вместе с лекцией Джона Кука (см. видео ниже). Замечательная цитата Бо Каугилла: "Основное достоинство R - она написана статистиками. Основной недостаток R - она написана статистиками".

Про себя могу сказать, что я в последнее время тоже перешел на R. Если пару лет назад я на работе чаще всего писал файлы с расширением .tex, то теперь это, безусловно, .rnw (для непосвященных: это не значит, что я меньше времени провожу в TeXе: .rnw - это TeXовский файл со вставками на R; его пропускают вначале через R, которая проводит вычисления и рисует картинки, а потом через TeX, который верстает отчет).

Одно из последствий успеха R - широкое распространение относительно экзотических методов статистики. Раньше для того, чтобы напустить на данные нейронную сеть, нужно было потратить кучу времени. Теперь написал две строчки на R - и готово. Это, конечно, очень удобно. С другой стороны, это снижение порога входа неизбежно приводит к параллельному снижению уровня. Аналогичный процесс произошел с дискуссиями в Интернете. Когда-то, чтобы что-то поместить в сети, нужно было более или менее разбираться в том, как работает компьютер, модем, коммуникационные программы и т.д. Сейчас все это от пользователя уже не требуется: сравните интерфейс rn и фейсбука. Что привело к демократизации системы - но и к известному изменению среды. Утрачен элитный статус - со всеми его плюсами и минусами.

Впрочем, когда-то и читать умели далеко не все...

Read more...Collapse )

В комментариях к предыдущей записи cheeha напомнила классическую задачку Монти Холла. Я хочу показать, что байесовское решение не только проще классического, но и позволяет увидеть неявное допущение в последнем.

Итак, перед нами три двери. За одной приз, две другие пусты. Вы выбираете дверь A, ведущий, который знает, где приз, показывает, что за дверью B пусто. Следует ли настаивать на A или открыть C?

Пусть A, B, C - события, которые состоят в том, что приз находится за соответствующей дверью. Пусть OB - событие, которое состоит в том, что ведущий открыл дверь B после того, как игрок выбрал дверь A. Найдем P(C|OB) (вычислить P(A|OB) можно аналогично и предоставляется читателю в качестве упражнения).

По теореме Байеса P(C|OB) = P(OB|C)P(C)/P(OB). A priori P(C)=1/3. Если приз лежит за дверью C, то ведущий обязательно выберет дверь B, поэтому P(OB|C)=1. А как вычислить P(OB)?

Очевидно, что P(OB) = P(OB|A)P(A) + P(OB|B)P(B) + P(OB|C)P(C). В этой сумме второй член равен нулю, а третий 1/3. Как быть с первым? Иначе говоря, что делает ведущий, если обе оставшиеся двери пусты?

Если ведущий подбрасывает монетку, выбирая одну из двух пустых дверей, то P(OB|A)=1/2. Тогда теорема Байеса дает P(C|OB)=2/3. Это и есть ответ, который обычно приводят.

Но что, если мы знаем, что ведущий очень ленив и стоит у двери C? Иначе говоря, мы знаем, что он всегда открывает ее, если только за ней нет приза. Это значит, что P(OB|A)=0, и P(C|OB)=1. Что понятно: если ведущий преодолел лень и пошел открывать дверь B, значит, за дверью C точно лежит приз. Аналогично если ведущий очень ленив и стоит у двери B, то P(C|OB)=1/2. Тут поучительно рассмотреть, как в этом случае меняется P(A|OB) по сравнению с априорным P(A).

Можно рассмотреть случай, когда ведущий не очень ленив, и иногда идет к другой двери без необходимости. В итоге можно доказать, что смена выбора игроком никогда не ухудшает его позиции, но может ее улучшить.

Мы видим, что байесовское решение не только проще, но и глубже "обычного".

На поверхности кометы Чурюмова-Герасименко мороз (-35C) и солнце, и Фила проснулась.

Tags:

Предыдущая запись вызвала массу откликов о легкости найти зарубежную книгу в эсесесере и т.д. Люди рассказывали, как они хорошо жили в светлом вчера и как читали по вечерам свежий Nature — разумеется, если там не было замазанных тушью цензора абзацев.

Людей, тоскующих по миру, которого никогда не было, я убеждать не буду: раньше, конечно, все было лучше, и даже эрекция была куда сильнее. Но для молодежи я все-таки расскажу, как оно было на самом деле.

Вначале пару слов про себя. Я ситуацию знаю не понаслышке. Я, как догадались некоторые комментаторы, в оны времена подрабатывал автором абстрактов в РЖ: была такая толстая серия советских журналов, где печатали краткое содержание западной научной литературы. Деньги платили маленькие (одно время, правда, в валюте, но это быстро прикрыли), зато статьи можно было читать свежие. Раз в месяц или два я ездил в командировку в Москву: читать статьи в ГПНТБ. Оттуда килограммами возил ксерокопии, сгибаясь под тяжестью бумаги. Технология была такая: сидишь, читаешь РЖ, делаешь списки, потом едешь в Москву, потом разбираешь добычу. Мои первые статьи были напечатаны в зарубежных журналах. На мою молодость пришлось открытие границ, так что среди моих первых серьезных конференции были зарубежные. Как раз во время путча ГКЧП я оформлял поездку на школу НАТО (см. старую запись).

Итак, ситуация вкратце была такая.

С научной литературой по естественным наукам и математике было хорошо. Даже очень хорошо. До подписания СССР конвенции по авторским правам журналы типа Phys Rev нагло перепечатывались и рассылались даже по провинциальным библиотекам типа Одесской. После подписания лафа кончилась, и нужно было, как сказано выше, ездить в Москву (подозреваю, что в Ленинграде, Новосибирске и др. были свои аналогичные центры, но проверять не приходилось). Был очень неплохо поставлен перевод: книги издательства "Мир" выходили оперативно. Я помню, каждый год, когда в магазин приходил план издательства, просиживал за ним часы, заполняя открытки со своим адресом: когда книжка выходила, магазин слал мне об этом открытку.

С науками, к военной машине отношения не имевшими, было хуже. Это уже имело отношение к идеологии и контролировалось строго. Я помню, что для чтения Тертуллиана и Иосифа Флавия у меня было специальное разрешение, полученное по справке с кафедры научного атеизма о проведении научной работы. В области гуманитарных наук значительная часть даже старых книг требовала разрешения (Фрейд, кстати, почему-то выдавался свободно). Переводов новых книг не было, журналы выдавались по спецразрешению. Впрочем, если естественные науки касались идеологии, контроль тоже был. В комментариях к предыдущей записи рассказывают, как в Nature замазывались колонки. Я тоже помню эти копии с цензурированными статьями на соседних страницах.

Но даже в области естественных и точных наук были жесткие ограничения на "обратный поток": публикацию статей за рубежом. Я жил в переходную эпоху, когда разрешение уже давали, но оно еще требовалось. Помню, как я как-то подсчитал, что на трехстраничную статью у меня было пять страниц справок с печатями (заключение экспертного совета на двух страницах, разрешение из ЛИТО, бумага из Первого отдела, письмо из ректората). А для моих учителей это было куда сложнее — я уж не говорю про непосредственное общение на конференциях. Первые зарубежные паспорта мы с ними получали вместе.

В итоге даже в естественных науках масса исследователей довольно плохо знала иностранные языки: если читать еще как-то могли, то писать и говорить получалось хуже. Это приводило к постепенному расхождению: советские и зарубежные исследователи все больше говорили о разных вещах. В науках же общественных был просто барьер между тем, что и как обсуждали "там" и "тут" (ivanov_petrov когда-то довольно подробно обсуждал этот барьер). Как я написал в предыдущей записи, меня поразило, насколько велик был этот барьер в психиатрии: автору цитированной мной заметки пришлось специально подчеркивать, что Снежневский читал англоязычную литературу по специальности, ну просто титан мысли какой-то!

Советская наука на моих глазах провинциализировалась. Если в области точных и естественных наук этот процесс еще только шел (наряду с указанными выше проблемами все больше сказывалось отставание в экспериментальной и компьютерной технике), то в других областях он был практически завершен. Весьма характерно, что комментаторы к предыдущей заметке уверены, что кроме интегралов и матриц плотности науки нет: в СССР ее там и не было.

Ну, а потом кончился СССР и советская наука.

Via bgmt: интересная статья Семена Глузмана об Андрее Владимировиче Снежневском (том, который "вялотекущая шизофрения").

Меня в этой статье поразила одна фраза. Автор говорит, что Снежневский был талантливым человеком, погубленным конформизмом (см. на эту тему подходящую цитату из Фукуямы о Познере). И чтобы доказать это, утверждается буквально следующее (выделение мое):

Умный, тонкий интеллектуал, он был не только блестящим психиатром и учителем, но и читал англоязычную профессиональную литературу (у него такая возможность была!), следил за книжными новинками, любил классическую музыку...

Цитата напоминает известный анекдот: "Сегодня капитан был трезв".

За исключением бомбостроительных и смежных с ними дисциплин, где Софья Власьевна, скрепя сердце, разрешала "читать англоязычную профессиональную литературу" и давала "такую возможность" специалистам, советская наука была... хмм... весьма своеобразным предприятием.

Решил вынести из комментариев.

На мой взгляд, на самом деле требование Зимина о формальных извинениях — это вполне практическое требование. Дело в том, что российские научные работники — люди зависимые и уязвимые.

Представьте себе: идет защита диссертации, а из зала спрашивают у соискателя, откуда он взял деньги на исследования и поездки. Диссертант отвечает: "Их мне дали люди, которых по телевидению назвали врагами России и Путина". Как картинка?

Или идет конкурс на соискание должности профессора (в России tenure нет, и каждые несколько лет надо проходить через конкурс), и там такой же диалог: "Финансирование исследований в моей лаборатории обеспечивают враги народа".

Если найдутся глупые люди, получающие деньги на таких условиях, то им быстро объяснят, что они ставят под удар весь институт или университет.

Поэтому Зимин абсолютно прав, требуя публичных извинений от властей: без этого он подставляет получателей. Но так как подобных извинений, очевидно, не будет, дальнейшее существование фонда бессмысленно.

Tags:

Оперативненько сработали (via Мальгина). Либо, что скорее всего, передачу подготовили загодя.

Кстати, как я и предполагал, письма обеспокоенных ученых из-за рубежа только дали лишние аргументы начальству: "То, что оппозиционеры приняли проблемы фонда близко к сердцу, совсем не случайно" (нет, не надо мне объяснять, что зарубежные сочувствователи не обязательно оппозиционеры - какое это имеет значение?). В утешение подписавшим скажу, что фонд съели бы и без них, и их влияние и в ту, и в другую сторону пренебрежимо мало.

Что ж, этого следовало ожидать.

В одной из предыдущих записей я упоминал статью в Science о том, как агитаторам удавалось переубедить противников однополых браков - если разговор шел не об абстрактный понятиях, а об известных респонденту геях и лесбиянках.

Увы, эта статья оказалась жульнической и отозвана. Подробности можно найти в публикации в RetractionWatch.

Если коротко, то произошло вот что. Результаты этой статьи заинтересовали двух аспирантов из Беркли, и они попытались повторить эксперимент. Однако у них ничего похожего не получилось. Тогда они стали анализировать статью и нашли ряд странных вещей: например, средние убеждения по выборке слишком хорошо совпадали со средним по стране. См. их отчет. Я думаю, что читателям kireevа этот отчет будет интересен: там решается похожая задача на выявление поддельной статистики.

Исходная статья была подписана профессором и аспирантом - последний после защиты получил место assistant professor в Принстоне, что неудивительно после громкой публикации в Science. Берклиевцы обратились к старшему автору. Выяснилось, что тот не видел исходных данных, так как у него не было разрешения от комиссии по этике на знакомство с личными делами опрошенных. Бывший аспирант исходных данных предъявлять не стал, сказав, что он случайно их удалил. Фирма, которая была якобы нанята для опросов до и после интервенции, утверждает, что впервые об этом слышит.

В итоге статья отозвана, а сведения о том, что младший автор - сотрудник Принстона, исчезли с официального сайта. Боюсь, что он сломал себе карьеру навсегда.

Две вещи в этой истории меня удивляют. Во-первых, непонятно, как можно решиться подделывать сенсационные открытия: ясно ведь, что быстро разоблачат. Слишком велик интерес, чтобы это сошло с рук. Во-вторых, удивительно, что старший автор не пытался получить разрешения на знакомство с исходными данными - если бы он попросил, я не думаю, чтобы ему отказали.

Занятная история.

Парадоксы гуманизма

Не помню (и Гугл не помогает вспомнить) автора афоризма: "Чтобы охранять животных, их подсчитывают. Чтобы подсчитать — отстреливают".

Пишут, что Объединенный совет Великобритании по финансированию науки обратил внимание на напрасную трату жизней животных в биомедицинских исследованиях. Дело в том, что из экономии (виварии стоят недешево!) количество животных во многих исследованиях слишком мало, и поэтому выводы статистически недостоверны. Объединенный совет считает, что если уж убивать зверей, то следует это делать с пользой. Поэтому из гуманных соображений в дальнейшем будут финансироваться только исследования, в которых планируемое количество используемых животных достаточно для получения надежных результатов.

В Нью-Йоркере очень интересная статья Ивена Осноса о нынешнем руководителе Китая, Си Цзиньпине. Она хорошо написана и, как мне кажется, помогает понять идущие и еще предстоящие в Китае перемены. Похоже, там произошла очередная революция в 2012 году.

Занимательный факт из этой статьи. В прошлом году в Китае были объявлены победители конкурса грантов на исследования в области общественных наук. Из десяти самых больших грантов семь дали на изучение речей Председателя Си и его лозунга "Китайской мечты".

Perpetuum mobile

Из недавней статьи я узнал о событии 2013 года, которое как-то прошло мимо меня. Вместе с событием, описанным в этой статье, оно знаменует некое замыкание круга.

Но сначала предисловие. Обслуживание науки: организация конференций, издание журналов, - становится все более выгодным бизнесом. И, как это всегда бывает, оно обросло разнообразными жуликами. Можно, например, объявить конференцию по Общей Теории Всего, пообещать строгий отбор и престижную публикацию в трудах, и под это дело собрать оргвзносы у наивных аспирантов из провинциальных университетов. Можно создать собственный open access journal (т.е. журнал, бесплатный для читателей, но вполне платный для авторов) под громким названием типа "International Journal of Veterinary, Dentistry and Neurology" и, опять-таки, собирать авторские взносы. Масса людей (впрочем, как мы увидим ниже, и некоторые вполне солидные издательства не гнушаются легким долларом) промышляют на этой ниве; см. известный черный список. Одна из характерных особенностей таких конференций и журналов — полное отсутствие рецензирования. В печать идет все присланное, лишь бы авторы платили. Что, разумеется, приводит к нулевой (а скорее, отрицательной) престижности публикаций в подобных изданиях.

Десять лет назад три аспиранта из MIT решили продемонстрировать, что на одну из подобных конференций берут все, что присылают. Они написали программу SCIgen для автоматического написания статей, основанную на генераторе случайных текстов. Программа выдавала наукообразные статьи с рисунками и литературой, которые были гарантированно бессмысленными. SCIgen выполнил свое предназначение: созданные им статьи организаторы конференции приняли.

Программа есть в открытом доступе, и многие люди использовали ее для проверки на вшивость журналов и конференций.

Это было предисловие. А теперь сами события.

Два года назад обнаружилось, что в ряде трудов конференций опубликованы статьи, явно написанные программой SCIgen. Среди издателей - солиднейшие Springer и IEEE, которые были вынуждены отозвать 122 статьи (!). Как видим, не только псевдожурналы страдают отсутствием нормального рецензирования.

Но возникает вопрос, зачем авторы посылали эти статьи для публикации? Это не попытка разоблачить сомнительные издания (если бы не случайность, статьи так и остались бы в сборниках), а для шутки дороговато.

Оказалось, произошло вот что. В некоторых странах есть конторы, хорошо известные россиянам: где за плату клиенту напишут диссертацию или опубликуют статьи в научных журналах за его подписью. Ну так вот, какие-то, скорее всего, китайские товарищи поняли, что дешевле не писать настоящие статьи, а генерировать их автоматически. Благо код SCIgen в открытом доступе, а клиент все равно не разберется.

Эти товарищи создавали статьи при помощи SCIgen и продавали их клиентам. Так сказать, жульничество второго уровня.

Что интересно, в ответ Springer разработал программу SciDetect: компьютерную систему для автоматического выявления текстов, созданных при помощи компьютера. Система заработала в этом году. Этому и посвящена статья выше.

Perpetuum mobile, как и было сказано.

По наводке ipain прочел "Алгебру совести" Владимира Лефевра - точнее, Algebra of Conscience by Vladimir Lefebvre, так как читал я ее в лондонском издании. Говорят, что разработки Лефевра до его эмиграции были советским ответом теории игр и оплачивались вояками; что ж, чего только они не оплачивали.

Основная цель книги - ответить на вопрос, почему западные и советские люди поступают по-разному, а также адекватно предсказать их поведение. Цель хорошая, но метод оставил у меня сложное впечатление.

Read more...Collapse )

Детки в туннелях

Via pharyngula: видео детей, проезжающих через автомобильный туннель.

У фрейдистов и социобиологов есть свои объяснения этого феномена - не особенно, впрочем, убедительные.

Об альфа-самцах

Есть способ обосновать неравенство между людьми при помощи вульгаризованной эволюционной теории. Когда-то его применяли для оправдания расового неравенства ("Дарвин научил нас, что неарийцы - унтерменши"). Однако с тех пор, как за пределами "русского мира" ученый расизм стал из моды выходить, этот способ чаще используют по отношению к неравенству гендерному. Дескать, в животном мире (среди приматов, среди наших предков-пещерных людей) самцы делают x, y и z, а самки, наоборот, a, b и c. Что, разумеется, доказывает, что эволюция предназначила именно мужчин для вождения автомобиля, выписывания формул на доске, управления государством, поедания омаров термидор (нужное подчеркнуть).

Проблема с этим подходом не в том, что он эволюционный, а в том, что он вульгаризован. Эволюция - штука сложная, со многими нетривиальными вещами, а данная интерпретация сводит ее к карикатуре. Все равно, что свести неврологию к прутковскому "Щелкни кобылу в нос - она махнет хвостом".

Пример вульгаризованной эволюционной теории - представление об альфа-самцах как беспроигрышной стратегии размножения в животном царстве. Дескать, самцы животных агрессивно борются за статус, чем привлекают самок, отдающихся победителю. Это доказывает, что мужчина по природе своей - агрессор (его предки победили в бесчисленных схватках прошлого), а женщина должна агрессии покориться. Вариант этого рассуждения неизбежно всплывает при обсуждении изнасилований: как в апологетическом изводе ("ну да, он не понял ее отказа, но он ведь мужчина - предки наши, как известно..."), так и в мизандрическом ("все мужчины по природе своей насильники и сволочи - предки наши, как известно...").

A. V. Fox утверждает, что эта концепция является мифом. На самом деле у социальных животных все гораздо сложнее, и связь между статусом и успехом в размножении очень непрямая. Автор ссылается на исследование среди горилл, которое показало, что хотя высокоранговые самцы чаще спариваются, чем низкоранговые, уровень монополизации самок не очень высок, и зависимость частоты спариваний от ранга не такая уж сильная. Кстати, я как-то читал, что у очень озабоченных социальным рангом шимпанзе корреляция еще слабее, и молодость часто оказывается важнее статуса. Больше того, слишком сильная агрессия может отталкивать самок, так как оказывается направлена и на них. Автор описывает эксперимент с японскими перепелками, где самки внимательно следили за поединками самцов - а затем выбирали для спаривания побежденных.

Все это говорит о том, что наряду со стратегией "альфа-самца" распространены и альтернативные стратегии. Некоторые из них описывает Esther Inglis-Arkell. Например, крупные самцы осьминогов ревниво охраняют самок, не пропуская на свою территорию других самцов. Однако они пропускают самок - по-видимому, в надежде спариться с гостьей. Поэтому некоторые осьминоги поменьше применяют классическую тактику проникновения в чужой гарем: переодевание в женское платье. Они меняют цвет, тщательно прячут половое щупальце - и получают доступ к охраняемой самке. Автор пишет, что этот прием распространен среди многих видов животных, включая приматов.

В общем, сложная штука - эволюция.

О халяве

Забавная история одного библиофила, рассказанная lucas_v_leyden, напомнила мне аналогичный случай, произошедший у нас в Чешских Будейовицах.

Как я уже писал, в прошлом веке приводилось мне работать контрактором в библиотеке спутниковых снимков Земли в НАСА. Кроме каталогизации, о которой я рассказывал, в библиотечном деле важен абонемент: обслуживание читателей. У нас это обстояло так.

Read more...Collapse )

Традиционно полу- и несерьезные статьи печатаются в апрельском выпуске научных журналов. BMJ решил изменить традицию, и в рождественском выпуске поместил замечательную статью, написанную, замечу, авторами-мужчинами:

@article {
        author = {Lendrem, Ben Alexander Daniel and Lendrem, Dennis
        William and Gray, Andy and Isaacs, John Dudley},
        title = {The {D}arwin {A}wards: sex differences in idiotic
        behaviour},
        volume = {349},
        year = {2014},
        doi = {10.1136/bmj.g7094},
        isbn = {1756-1833},
        journal = {BMJ},
}

Авторы рассматривают данные о лауреатах Дарвиновской премии с 1995 года по 2014 год. Напомним, что кандидат получает премию за то, что улучшает перспективы выживания вида H. sapiens, удаляя очевидного идиота - себя - из общего резервуара генов. Важно, что комитет по дарвиновским премиям различает глупость и идиотизм. Например, человек, стреляющий себе в висок, чтобы продемонстрировать, что пистолет незаряжен - глуп, но это недостаточно для получения премии, даже если пистолет оказывается заряжен. Дарвиновский комитет рассматривает такую смерть как несчастный случай. С другой стороны, человек, стреляющий себе в висок, чтобы продемонстрировать, что пистолет заряжен - заслужил премию Дарвина. Аналогично заслужил эту премию террорист, пославший жертве бомбу по почте, но наклеивший недостаточное количество марок - и вскрывший возвращенный за недоплату пакет.

Авторы анализируют пол лауреатов Дарвиновской премии за последние двадцать лет, учитывая только события, подтвержденные дарвиновским комитетом. Таких оказалось 332. В 14 случаях премия была вручена разнополой паре - обычно по итогам экстремального секса. Из оставшихся 318 случаев 282 лауреата - мужчины, а 36 - женщины. Это означает статистическую разницу в степени идиотизма между полами. Авторы с серьезным видом рисуют график из двух столбиков и вычисляют (при помощи SPSS v19) χ2=190.30, p<0.0001.

Авторы обсуждают другие возможные причины такого различия: разницу в количестве сообщенных смертей, а также влияние алкоголя на поведение и разницу в потреблении алкоголя между мужчинами и женщинами. В качестве примера связи алкоголя и дарвиновского поведения приводится пример трех лауреатов премии, по очереди выпивавших по стопке и прыгавших на неразорвавшуюся противопехотную мину. Вскользь рассматривается также биопсихологическая гипотеза, в которой идиотическое поведение самцов ради повышения социального статуса в конечном счете обеспечивает преимущество в рамках групповой селекции. Но в конечном итоге они делают вывод, что наиболее простое объяснение этого явления - гипотеза "Мужчины - идиоты".

Авторы предполагают дальнейшую проверку этой гипотезы за праздничным столом.

Я не очень слежу за российскими делами, поэтому спрашиваю у знатоков. Верно ли утверждение в моем комментарии к любопытной гипотезе taki_netа? Случались ли за последнее время тихие увольнения или понижения среди лиц, которые могли быть ключевыми советниками Путина по Украине в 2013 году?

Госкомнадзор РФ пишет, что заблокировал в России GitHub.

Шаг, конечно, в правильном направлении, но явно недостаточный. Следует также заблокировать arXiv.

Наряду с научными дисциплинами существуют их собратья в массовом сознании: народная этимология, народная ономастика, народная история, народная биология и т.п. Если в 18-19 веках к ним относились в основном с презрением "просвещенного человека" к "суевериям и сказкам темного народа", то в наше время их внимательно изучают.

Есть и народная философия. Один из важных вопросов как "научной", так и "народной" философии - вопрос о свободе воли. Насколько наши решения автономны, а насколько - предопределены внешними по отношению к сознанию моментами?

Этому вопросу посвящено исследование Энта и Баумайстера:

@article{Ent2014147,
title = "Embodied free will beliefs: Some effects of physical states
on metaphysical opinions",
journal = "Consciousness and Cognition",
volume = "27",
pages = "147--154",
year = "2014",
issn = "1053-8100",
doi = "http://dx.doi.org/10.1016/j.concog.2014.05.001",
url =
"http://www.sciencedirect.com/science/article/pii/S1053810014000750",
author = "Michael R. Ent and Roy F. Baumeister",
}

Для тех, кому недоступна эта статья, есть изложение и обсуждение в SciAm: http://www.scientificamerican.com/article/the-philosophical-implications-of-the-urge-to-urinate/

Заметим, что в такой постановке вопроса собственные телесные нужды - тоже "внешние" моменты. Поэтому разумно предположить, что люди, которые часто испытывают "власть тела" над своими мыслями, менее склонны верить в свободу воли. Пример таких людей - эпилептики и люди, подверженные приступам паники. Авторы спросили у них, верят ли они в свободу воли. Оказалось, что уровень их веры в свободу воли (52.63% у страдающих эпилепсией, 55.91% у страдающих приступами паники) действительно ниже, чем у контрольной группы (59.97%, p<0.01 для первых и 0.05 для вторых).

Еще один интересный вопрос - влияет ли состояние тела "здесь и сейчас" на представление человека о свободе воли. Если я знаю, что не могу думать ни о чем, кроме своей телесной нужды, то моя оценка моей свободы воли может измениться. Для выяснения этого другую группу участников опрашивали об их представлениях и одновременно просили оценить уровень их желания помочиться, заняться сексом, а также усталости, жажды, и голода. Выяснилось, что наиболее сильно коррелировали с представлением о свободе воли желание помочиться, желание секса и усталость: чем выше была телесная нужда, тем меньше люди верили в свободу воли.

Интересно, что голод практически не коррелировал с идеей о свободе воли (жажда коррелировала, но довольно слабо). Чтобы понять, что происходило, авторы отдельно исследовали корреляцию среди тех, кто соблюдал диету и тех, кто ее не соблюдал. Выяснилось, что у диетиков голод положительно коррелирует с верой в свободу воли, а у остальных - отрицательно, так что в сумме эти эффекты частично компенсировались. Авторы предполагают, что голод напоминал диетикам об их успешном преодолении телесной нужды.

Эпоним-индекс

Придумал интересную пиписькомерку. Рассмотрим имя научного работника в названиях и абстрактах статей ("силы Ван дер Ваальса"). Для совокупности N таких статей можно определить индекс Хирша (максимальное h, для которого в данной совокупности есть h статей, на каждую из которых есть не менее h ссылок). Этот индекс будем называть эпоним-индексом E. Ясно, что E не превышает N. И N, и E оценивают популярность человека, но похоже, что E это делает лучше.

Если работы человека попали в учебник, то для него возможно E>h: масса людей ссылается на учебник, а не на первооткрывателей. Таким образом научных работников можно разделить на две категории: те, у кого эпоним-индекс больше индекса Хирша, и те, у кого не так.

Tags:

О шанхайских барсах

Работа в университете, даже внештатным профессором вроде меня, дает огромное преимущество: доступ к университетской библиотеке. Правда, физически я там уже полгода как не был: когда мне нужна статья, захожу на библиотечный сайт, набираю пароль, нажимаю на пару кнопок, и статья плавно опускается на диск моего компьютера. За книгами, конечно, приходится ходить, но все больше свежих книг доступно в электронном виде.

А если нужного материала в библиотеке не окажется, то есть межбиблиотечный абонемент. Вот мне сегодня прислали заказанную позавчера статью из сборника одной конференции, состоявшейся в штате Орегон. В сопроводительных материалах написано, кто поделился: библиотека Института научной и технический информации в Шанхае. И действительно, половина сопроводиловки иероглифами. Присланный документ - явно скан. То есть кто-то в Шанхае не поленился и отсканировал десяток страниц. Спасибо ему или ей.

Один из комментаторов в моем журнале спрашивал, почему я считаю китайское руководство существенно умнее российского. Ну вот, в частности, поэтому.

О завлабах перестройки

До революции он был генеральской задницей. Революция его раскрепостила, и он начал самостоятельное существование. Илья Ильф.

Решил вынести из комментариев к заметке prof_yura.

Если я правильно понимаю автора по второй ссылке, он полагает, что "самостоятельность завлабов" есть панацея для российской науки, а реформа РАН может этой самостоятельности завлабов способствовать (хотя может и не).

Странно, что ни он, ни автор цитированной им статьи не говорят, что самостоятельность завлабов на фоне разрушения структуры вокруг них в России уже пробовали. Всякие Березовские с Ходорковскими - это именно они, самостоятельные завлабы (то, что лаборатория иногда называлась НТТМ, дела не меняет). Я припоминаю, что эти завлабы перестройки торговали мануфактуркой, устраивали лохотроны - а вот расцвета науки и техники при них я не помню - впрочем, может, память моя однобока, и xaxam знает лучше. В любом случае нет оснований сомневаться, что вторая попытка окажется куда успешней первой, правда?

Tags:

Одной из характерных черт The New York Review of Books является то, что часто рецензии там интереснее книг, о которых они написаны. Статья о биографии Робера Оппенгеймера авторства Рея Монка в свежем выпуске NYRB, например написана Фрименом Дайсоном (Freeman Dyson. Opeenheimer: The Shape of Genius. NYRB, vol. LX, No. 13, pp. 18-19, 2013).

Дайсон, читая биографию Оппенгеймера, рассказывает о своих встречах с героем книги, с которым он был знаком много лет. Он пишет, что для Оппенгеймера главной трагедией было не знаменитое расследование, закончившееся потерей допуска и отстранением от ядерной программы, а то, что несмотря на многолетние усилия и несомненный талант, Оппенгеймеру (почти) не удалось сделать ничего соответствующего таланту в фундаментальной физике. "Сорок лет он вкладывал сердце и душу в мысли о глубоких научных проблемах. За единственным исключением описания коллапса массивных звезд в конце их эволюции, он не решил ни одну из них". Объяснение Дайсона сводится к замечательному немецкому слову Sitzfleisch (букв. мясо на седалище), которое, как утверждает Дайсон, не переводится на английский. "Он не мог сидеть достаточно долго, чтобы закончить сложное вычисление. Его расчеты всегда делались небрежно и были полны ошибок".

Интересно, что Sitzfleisch легко и разнообразно переводится на русский: как сниженным "каменная задница", так и литературным "усидчивость".

Статья очень хороша, но пересказывать её нет времени. Отмечу два интересных факта. Во-первых, сравнение Оппенгеймера с Харитоном, загадочный параллелизм между которыми был отмечен Холлоуэем: ровесники, оба выросли в ассимилированных еврейских семьях, знали по три языка, любили литературу и искусство, работали в Кэвендишской лаборатории (Харитон пришел туда как раз после ухода Оппенгеймера) оба руководили ядерной программой, у обоих были доверительные отношения с боссами - соответственно Гровсом и Берией. Однако, как отмечает Дайсон, Харитон не стал политически значимой фигурой, субъектом и объектом споров в обществе, как Оппенгеймер: эту роль сыграл близкий друг Харитона Андрей Сахаров. Во-вторых, как утверждает Дайсон, причиной скандала вокруг Оппенгеймера стала извечная борьба между армией и военно-воздушными силами США. Тогда шел спор о будущем ядерного оружия: ВВС хотели стратегических бомб и войны на массовое поражение, тогда как армия отстаивала тактическое ядерное оружие и войну в основном против солдат (а не населения) противника. Оппенгеймер был человеком армии; в частности, именно поэтому он был за тактические ядерные заряды и против термоядерной бомбы. В ходе борьбы за власть летчики сумели съесть Оппенгеймера.

О вычислениях в Экселе

В связи с нашумевшей историей про ошибку в Эксельной таблице Рейнхарт и Рогоффа пишут, что по данным некоторых исследований 84% всех Эксельных таблиц содержат ту или иную существенную ошибку*. В статье Роберта Лонга по ссылке выше приводится масса историй про миллионные убытки и массу проблем, связанных с Экселем. Ошибки совершают банки (JP Morgan!), компании и даже сам Federal Reserve.

Лонг приводит "мнение экспертов" о том, что причина состоит в том, что "Эксель достаточно мощен, чтобы поддерживать чудовищно сложные модели, и в то же время достаточно прост, чтобы его могли использовать новички". Это утверждение мне кажется очевидно неверным. Ошибки, которые приводит в качестве примеров Лонг, (а) на мой взгляд, не связаны с "чудовищно сложными моделями", и (б) совершались отнюдь не новичками. В общем, не выиграл, а проиграл, и не Иванов, а Рабинович, и не в лотерею, а в преферанс.

Мне кажется, что причина в другом. Электронная таблица "скрывает" формулы: она показывает только числа, а чтобы увидеть, что за ними стоит, нужно предпринимать дополнительные усилия. Это означает, что ошибка в формуле не будет заметна. Далее, даже если вы посмотрите на формулы, клеточки вроде SUM(B2:B6) быстро перестают быть понятными кому бы то ни было, включая их автора. Что записано в клетке B2? А B4? Это "write only language": формулы можно написать, но читать и вычитывать их нельзя. Электронная таблица - инструмент, идеально приспособленный для того, чтобы сделать ошибку: в нем предусмотрено все, чтобы это было легко и удобно.

К сожалению, я вижу вокруг себя все больше студентов, исследователей и инженеров, которые привыкли "считать в Экселе" и по-другому просто не умеют. Мне страшновато ездить по мосту, "просчитанному в Экселе", но похоже, скоро других просто не будет.


* Впрочем, возможно, что сам подсчет тоже проводили в Экселе, и доверять ему нельзя

Моя предыдущая запись вызвала оживленные комментарии. По техническим причинам я не могу ответить на все вопросы и замечания. Но мне бы хотелось уточнить два обстоятельства. Хотя, как известно, если что-то надо объяснять...

Во-первых, о диссертациях. Мне рассказывали в комментариях, что писание подставных диссертаций началось не с "березовских мальчиков", и что этим жили многие вполне достойные люди. Это, в общем, хорошо известно и так. Кстати, я слышал легенду, что Бахтин написал несколько штук, когда бедствовал.

Все это верно. Многие не без греха. Этот грех бывает простителен: можем ли мы осуждать голодного, укравшего булку? И можем ли мы быть уверены, что сами этого не сделаем в подобных обстоятельствах? Однако гордиться тут нечем; вряд ли тот же Бахтин, если и писал подставные диссертации, был счастлив об этом рассказывать.

При том, что, строго говоря, те же "березовские мальчики", да и сам Березовский того периода голодными не были, осуждать их тоже не хочется: уж больно мелкими были вожделения. Предел мечтаний - исправные "Жигули"; тут скорее пожалеть надо. И их, и нас, и всех советских людей.

В тексте xaxamа мне было интересно другое: в нем организация потока подставных диссертаций рассмативается как положительная черта Березовского. Через запятую: подчиненных защищал, аспиранточку чайком напоил, деньги до получки давал в долг, липовые диссертации наладил. Это не "люди были молодые, голодные, случалось и булку украсть, увы". Это прямое восхищение удалью шайки карманников и воровским "бескорыстием" её главаря. Тут самое замечательное - точка зрения. Шаламов посвятил много страниц противоречию мировоззрений блатаря и не-блатаря. Советская власть не по-гегелевски сняла это противоречие: приблатненными стали все.

И тут мы переходим ко второму недоразумению. Почему-то мой текст восприняли как осуждение xaxamа; один уже забаненный комментатор вспомнил неизбежное "партсобрание". Это, однако, далеко от моих намерений. На самом деле я прямым текстом сказал, о чем пишу, и моральные качества xaxamа к этому имеют весьма опосредованное отношение. На всякий случай повторюсь.

Меня давно интересует следующий вопрос. Вот была страна с высокообразованным в массе населением. Наличествовали люди с прекрасными профессиональными навыками, вплоть до способности к "написанию статей в топовых журналах"*. Как же получилось, что их обобрали даже не мировые злодеи, а персонажи совсем мелкотравчатые и очевидно недалекие? Куда делись все полимеры? Как мне кажется, текст xaxamа дает ответ на этот вопрос (точнее, подтверждает тот ответ, который мне давно уже кажется вероятным).

Советская власть воспитала людей, плохо приспособленных к любой форме солидарности, кроме полувоенной, полууголовной схемы "начальник-подчиненный" с тыкающим начальником. Последний в идеале мыслится как "отец солдатам" (чайку нальет!). Это, кстати, хорошо заметно, когда на Западе возникает коллектив выходцев из бывшего СССР (по отдельности не так, каждый вписывается в существующие отношения). Такой коллектив часто в итоге переходит к знакомым формам общежития - см. записки Довлатова. Все время вылезает то ли казарма, то ли зона или в лучшем случае шарашка. Которая становится легкой добычей любого начинающего пахана.

Вот об этом я и хотел написать.


* Каюсь, до этой заметки я мало что знал о xaxamе. Тут мне объяснили, что он очень большой математик. Я искренне рад за него и желаю ему всяческих дальнейших успехов.

Смерть Березовского, как и кризис на Кипре, вызвала массу текстов на русскоязычном пространстве. Причем лично для меня эти тексты интереснее самих событий: это такой способ посмотреть, что у их авторов в голове.

В связи с этим бесхитростные воспоминания xaxamа, уже дважды упомянутые во френдленте, мне показались особенно любопытными. Они ценны тем, что автор лишен даже минимальной рефлексии, тут "что на уме, то и на языке". Там, где иной задумался бы: "А как я выгляжу в данной ситуации? Что обо мне говорит моя реакция?", - наш мемуарист в святой простоте режет правду-матку.

Read more...Collapse )

Я сразу хочу сказать, что живу вдалеке от России, и заранее прошу прощения, если мои наблюдения окажутся неверными - или, наоборот, тривиальными.

Собственно, эта запись - мой развернутый комментарий к интересной записи vba_ с добавлением ответа на возражения.

Read more...Collapse )

В предыдущей записи на эту тему я спросил, верны ли классические теоремы экономики, если мы будем рассматривать "реалистические" модели человеческого поведения? Я понимал, что вряд ли я первым задал этот вопрос. Тем интереснее было узнать из блога Марка Тома о недавней работе Роджера Фармера с соавторами как раз на эту тему.

Фармер и др. рассмотрели модель рациональных игроков на финансовом рынке с выполнением стандартных условий теорем благосостояния (оказывается, именно так переводится welfare theorems) и двумя маленькими дополнениями: игроки у них рождаются и умирают. Так как жизнь игрока не бесконечна, ему важно не только среднее состояние рынка за большой промежуток времени (in the long run we all are dead, как говорил один известный экономист), но и динамика за время, сравнимое с его жизнью: как известно, у поколения, начавшего трудовую деятельность в период рецессии, доходы за жизнь на 20% меньше, чем у поколения периода бума.

Важный вывод авторов состоит в том, что при этом условии рынок перестает быть эффективным в смысле первой теоремы благосостояния: появляется несколько точек равновесия, причем только одна из них Парето-эффективна.

Мне было бы интересно понять, насколько этот механизм похож на тот, о котором я размышлял: "нелокальность". На первый взгляд кажется, что тут есть общее свойство: в модели Фармера и др. для каждого игрока важна не только элементарная трансакция, но и состояние системы в целом. Впрочем, я недостаточно знаю предмет, чтобы уверенно делать такой вывод.

В любом случае мне кажется оправданным предположение, что теоремы теоретической экономики верны при довольно жестких предположениях о поведении "агентов". Так как реальные люди, похоже, ведут себя иначе (например, имеют привычку помирать), даже качественные выводы этих теорем, возможно, не описывают действительность.

В комментариях к предыдущей записи я неосторожно обмолвился о сложной функции предпочтения - и получил массу вопросов. На самом деле тут длинный разговор, и я не уверен, что готов к нему. Ну ладно, попробуем.

Read more...Collapse )

Пишут, что Марк Рубио признал, что Земле 4.5 миллиарда лет, и что он всегда так считал. Он утверждает, что его предыдущее высказывание не отличалось от высказывания Обамы. Как я уже писал, разница все же есть - как в известном неприличном анекдоте.

Интересно сравнить два высказывания Рубио:

  1. Создана Земля за семь дней или за семь эр, я не знаю, сможем ли мы когда-нибудь ответить на этот вопрос. Это одна из великих тайн.
  2. Я имею в виду, что твердо установлено, что Земле по меньшей мере четыре с половиной миллиарда лет.

Как пишет один из комментаторов, какой гигантский скачок в решении великой загадки, и всего за две недели!

Хммм. Пройдет ли теперь Рубио праймериз, если захочет баллотироваться в президенты?

О научной журналистике

Журнал "Time" каждый год выходит с портретом "Человека года". Иногда это действительно человек: там были и Сталин, и Гитлер, и Черчилль, и Хрущев, и Горбачев, и Клинтон, и оба президента Буша, и Путин, и Андропов, и Обама, и Цукерберг. Иногда это совсем даже не человек: компьютер в 1982 году, Земля в 1988, и даже "ты" в 2006 (тогда на обложке журнала, где обычно помещают портрет человека года, было зеркальце из фольги).

Среди тридцати номинантов этого года - бозон Хиггса. Как и положено, номинант представлен краткой биографией из пяти предложений.

Как пишут в Scientific American, каждое из этих пяти предложений содержит по крайней мере одну серьёзную ошибку.

Via Brad Plumer

Profile

knot
scholar_vit
scholar_vit

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Page Summary

Syndicate

RSS Atom

Comments

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek