Category: наука

knot

Making America Great Again

Я на конференции в Техасе. Вчера один из докладов был прочитан по бумажке председателем секции, после чего автор отвечала на вопросы из Китая по скайпу, прорываясь сквозь треск помех. Дело в том, что ни первый, ни второй автор не получили визу в США.

Разумеется, это был именно тот доклад, который был мне особенно интересен, и именно с авторами которого я планировал посидеть за кофе.

Разговоры молодежи в перерывах тоже радуют. "Куда едешь на постдока?" "Черт его знает. В Британию после Брексита не тянет, в Штатах какая-то фигня. Канада или Германия?"

В прекрасном новом/старом мире, где мужчины будут работать на угольной шахте, а женщины будут гладить им рубашки на утро, все эти заносчивые яйцеголовые, конечно, ни к чему.

This entry was originally posted at https://scholar-vit.dreamwidth.org/538582.html. Please comment there using OpenID.

comment count unavailablecomments

knot

Ретрокомпьютерный лытдыбр

Должности работников нашего отдела можно приблизительно перевести на русский как "научный сотрудник", "старший научный сотрудник", "ведущий научный сотрудник", "главный научный сотрудник". Нишу советских младших научных сотрудников занимают аспиранты, проходящие у нас стажировку. Что интересно, должности неплохо коррелируют с возрастом.

Так вот, о возрасте. Я понял, какая пропасть нас разделяет, когда принес на работу логарифмическую линейку. Водораздел проходит по старшим научным сотрудникам: одни из них знают, что это такое, другие нет. Научные сотрудники не знают совсем. Один сотрудник неуверенно сказал, что видел похожее устройство в школе, но потом оказалось, что там был штангенциркуль. Когда я объяснил идею, что умножение соответствует сложению логарифмов и показал, как это работает, научные сотрудники смотрели на меня, как на волшебника. Похоже, некий пласт знаний уходит на наших глазах.

Я оставил линейку на рабочем столе. На вопросы зачем, цежу мрачно: "Иногда компьютеры ошибаются..."

This entry was originally posted at https://scholar-vit.dreamwidth.org/530288.html. Please comment there using OpenID.

comment count unavailablecomments

knot

О некоторых особенностях советских и постсоветских научных работников

— Но почему ты хочешь остричь косички? — страдальчески спросила мама. — Ну почему?
— У нас все девочки до одной их срезали. Потому что так оригинальнее.
— А что, по-твоему, означает это слово — "оригинальнее"?
— Как у всех, как модно, — уверенно сказала Машка.
Илья Зверев, Второе апреля

Когда profpr задал вопрос, почему российские ученые не верят в изменение климата, несколько российских ученых решили прокомментировать как эту запись, так и кросспост в ЖЖ. В комментариях нетрудно заметить самолюбование: "Мы, российские ученые, ни во что вообще не верим, особенно в навязанные нам истины. Мы по природе своей нонконформисты". Чтобы согласиться с этим утверждением, надо, пожалуй, напрочь позабыть позднюю советскую и постсоветскую историю, когда тогдашние советские ученые, ставшие в одночасье российскими, верили в самую невероятную чепуху и шли то за одним, то за другим шарлатаном. Но интереснее другое: этот гимн нонконформизму звучит в ответ на вопрос, почему российские ученые высказывают одно и то же мнение. То есть нонконформизмом объявляется следование групповым правилам. "Завтра у нас парад противников хождения парадом".

Однако на мой взгляд, этот забавный эпизод отражает некую правду про советских научных работников, по крайней мере частично верную для их российских наследников. Они очень аккуратно следовали групповым правилам поведения и мысли, при этом воображая себя вольнодумцами. Один и тот же бородатый Хемингуэй на стене, одни и те же книжки, одни и те же песни, одни и те же слова, одни и те же мысли. Я в молодости поездил по семинарам и конференциям, и заметил, что разговор о политике в курилке где-нибудь во Львове можно продолжить с полуфразы в Новосибирске. Только не дай Бог сказать сегодня то, что было принято говорить вчера или будет принято говорить завтра.

Я далек от мысли обвинить тогдашних научных работников в какой-то изначальной ущербности. Этот нонконформистский конформизм был следствием условий, в которых мы жили. Прежде всего, это информационный голод. Как советские школьники, от Бреста до Петропавловска на Камчатке, открывающие в один и тот же день один и тот же учебник на одной странице, мы читали в одно и то же время одни и те же книжки: а других не было. Далее, следование групповым нормам и правилам было важнейшим сигналом "свой-чужой" в обстановке, когда "чужие" могли запросто съесть. Да, советские ученые сбивались в стаи, но это было необходимо, "чтоб не пропасть поодиночке". Атмосфера Вороньей слободки в этих стаях была, однако, неизбежным следствием. Кстати, количество доносов в советском научном подразделении обычно превышало количество публикаций.

Эта стайность отражалась и на профессиональной деятельности. Ее результат — уникальное явление "научных школ", принесших массу вреда советской науке. Человек сильно за сорок или даже пятьдесят все еще ходил в штанишках на помочах: "Я из школы академика N". Речь тут идет не о признании духовного наследства: организационно наука была построена как система крепко сбитых стай-школ во главе с главным, во всей красе. Разумеется, система прописки сыграла свою роль: западная система странствующих постдоков, путешествующих из университета в университет, в СССР прижиться никак не могла.

Такая стайность потихоньку привела к провинциализму и застою, особенно хорошо заметному в последние годы Советской власти. Расселившиеся по миру советские ученые обычно успешно преодолевали провинциальность в профессиональной работе. Но вот привычка к стайности (и нравам Вороньей слободки) часто заметна в тех университетских департаментах, где "русские" составляют заметное количество.

Отношение к изменению климата вошло у этой группы в список идей, по которым отличают "своих" от "чужих". Почему именно отрицание? Возможно, сыграл роль тот факт, что России было бы очень выгодно, чтобы антропогенного влияния на климат не было. Вообще, оборотная черта провинциальности, это готовность коллективно верить в то, во что верить хочется. Чтобы посмотреть, как это работает, спросите российского ученого, что он думает о фрекинге.

В общем, адаптация к среде способствовала появлению интересных особенностей советских научных работников. Разрушение советской науки привело к тому, что многие из этих особенностей стали исчезать, особенно в профессиональной деятельности. Однако вне профессиональной сферы российские ученые их вполне демонстрируют, по крайней мере в первом поколении.

This entry was originally posted at https://scholar-vit.dreamwidth.org/528864.html. Please comment there using OpenID.

comment count unavailablecomments

knot

О женщинах в науке и технологии

Вынес из комментариев отсюда: http://lm644.dreamwidth.org/71906.html

Так получилось, что мне довелось работать с очень сильными и умными женщинами: коллегами, начальницами, соавторшами и т.д. Я многому у них научился. Так что все эти разговоры о неспособности женщин заниматься наукой и технологией лично мне довольно смешны. Те женщины, с которыми работал я, были покруче коллег-мужчин.

С другой стороны, именно тот факт, что окружавшие меня женщины были очень круты, доказывает существование "стеклянного потолка": очевидно, женщине нужно быть сильнее мужчин вокруг, чтобы ее воспринимали всерьез. Это похоже на уровень еврейских абитуриентов в хорошие университеты в СССР: он был высоким, в частности, потому, что у посредственного еврейского абитуриента шансов не было, о чем прекрасно знали сами абитуриенты.

This entry was originally posted at http://scholar-vit.dreamwidth.org/513251.html. Please comment there using OpenID.

comment count unavailablecomments

knot

Одна история из догугловской эпохи

Наличие в кармане доступа к Гуглу, Википедии и прочим составляющим того, что в советской фантастике называлось "Большим Всепланетным Информаторием", изменило наше отношение к чистому знанию. Никого теперь не удивишь неожиданным описанием подробностей свадебных обычаев тробриандцев или истории использования сурьмы.

Тем более интересны истории о знатокох прошлого: людей, которые без всякого Информатория знали массу вещей в самых разных областях.

Одну такую историю я прочитал в некрологе умершего вчера в возрасте 95 лет Кена Эрроу, нобелевского лауреата и одного из величайших экономистов прошлого столетия. Ее рассказал коллега Эрроу (и тоже нобелевский лауреат) Эрик Маскин.

В Стэнфорде считалось, что Эрроу знает все обо всем. В какой-то момент младшие коллеги решили над ним подшутить. По уговору они заранее прочли статьи о размножении и миграции серых китов и в присутствии Эрроу стали громко обсуждать теорию биолога Тернера о том, как киты находят из года в год место встречи. Эрроу молчал, и коллеги обрадовались, что нашли область, в которой Кен не разбирается.

Когда они уже стали расходиться, Эрроу пробурчал себе под нос: "Но мне казалось, что Спенсер полностью опроверг теорию Тернера, доказав, что предложенный механизм не может работать".

This entry was originally posted at http://scholar-vit.dreamwidth.org/501124.html. Please comment there using OpenID.

comment count unavailablecomments

knot

Академия и академики

Via thrasymedes прочел любопытное интервью академика Арнольда Тулохонова.

Две цитаты.

[1.] Сегодня в результате объединения трех академий появились академики, которые не имеют публикаций.

— Вообще не имеют научных публикаций?

— Да. В первую очередь речь идет о Российской академии сельхознаук.


[2.] В отличие от недавнего прошлого, у нас уже нет Гулага, нет комсомола, патриотизм остался только в лозунгах. Сегодня, когда у нас западные санкции, когда против нас опять ополчились наши оппоненты, только Академия наук, только наука может показать пути выхода из этих кризисных ситуаций. Я думаю, что настал именно тот момент, когда надо дать ученым государственный заказ, сказать, что делать дальше. А вместо этого мы решаем противоположную задачу.

Акад. Тулохонов подзабыл, что во времена "Гулага, комсомола и патриотизма" в АН был ряд членов, не имевших открытых публикаций. И далеко не каждого из них звали Сергей Королев. Впрочем, и кое-кто из тех, у кого публикации были... особенно по отделению философии и права... ну да ладно.

На самом деле интервью крайне интересное. Например, если я правильно понял, две главные проблемы Академии — это свободный выезд молодежи за границу и слишком высокая зарплата в академических институтах.

Весьма душеполезное чтение.
knot

Об эволюции, креационизме, разумном замысле и филогенетических деревьях

В США федеральная Конституция запрещает "establishment of religion" (это одна из частей Первой поправки). Федеральные суды считают, что креационизм — это не наука, а религия. Поэтому преподавать его в школах, которые содержатся на деньги налогоплательщиков иначе, чем в курсе религиоведения или истории, нельзя.

Содержание школьного образования в США — это дело штатов и школьных округов. Поэтому если в штате побеждают правые, то они иногда пытаются законом вставить креационизм в школьную программу по биологии. Федеральные судьи время от времени признают такие попытки антиконституционными и отменяют закон. Тогда правые — в этом штате или соседнем — принимают новый закон, заменяя фразы, вызвавшие гнев судьи, новыми. Именно так библейский креационизм сменился "креационистской наукой", а та — разумным замыслом.

В свежем выпуске журнала Science напечатана статья, где автор описывает этот переход квазибиологической моделью, в которой текст законопроектов эволюционирует, реагируя на внешнее воздействие:

@article {Matzke28,
        author = {Matzke, Nicholas J.},
        title = {The evolution of antievolution policies after
                 {K}itzmiller versus {D}over},
        volume = {351},
        number = {6268},
        pages = {28--30},
        year = {2015},
        doi = {10.1126/science.aad4057},
        publisher = {American Association for the Advancement of Science},
        issn = {0036-8075},
        URL = {http://science.sciencemag.org/content/351/6268/28},
        eprint = {http://science.sciencemag.org/content/351/6268/28.full.pdf},
        journal = {Science}
}

Автор применяет филогенетические методы к текстам законопроектов, показывая, что авторы "списывали" друг у друга, видоизменяя фразы в зависимости от решений суда. Таким образом ему удается построить дерево креационистских законов:

Collapse )

Использование филогенетических деревьев для анализа текстов — штука не новая. Но обычно делается анализ нескольких близких манускриптов; тут же десятки разнообразных законов.

Заметка, конечно, очень интересная. Но вот что замечательно. Никто не будет утверждать, что креационистские законопроекты — продукты случайных мутаций и естественного отбора. Это, очевидно, самый что ни на есть разумный замысел (intelligent design). Ну да, можно поглумиться над степенью разумности авторов, но она все-таки повыше, чем у случайных мутаций. Таким образом какой-нибудь креационист может попробовать использовать эту заметку в качестве демонстрации того, как разумный замысел может привести к филогенетическим деревьям

Надо сказать, правда, что Творец, следующий из такой модели, не похож на монотеистического всеведущего Бога. Это бог ошибающийся, экспериментирующий и пробующий разные варианты. Не уверен, что нашему воображаемому креационисту он понравится.

knot

О доминировании английского языка и роли советской науки

В недавнем выпуске London Review of Books напечатана интересная рецензия Стивена Шейпина на книгу Майкла Гордина "Научный Вавилон: Язык науки от падения латыни до доминирования английского" [Steven Shapin, Confusion of Tongues (Scientific Babel: The Language of Science from the Fall of Latin to the Rise of English by Michael Gordin Profile, 432 pp, £25.00, March, ISBN 9781781251140). LYRB, v. 37, no. 3, 23–26, 2015].

Мы привыкли к тому, что "все написано по-английски". Несколько лет назад бывший президент Гарварда Лари Саммерс со свойственной ему непосредственностью заявил, что студентам незачем вкладываться в изучение иностранных языков, так как английский уже стал "глобальным языком", а что осталось перевести, переведут компьютеры. На научных конференциях практически исчезла непременная деталь прошлых лет: наушники для синхронного перевода. Однако это относительно недавнее явление. Вплоть до первой мировой войны было ясно, что наука будущего будет говорить на французком или немецком языке, но никак не на английском. В 1880-х годах 35% процентов научной литературы печаталась на английском, в 1960-х — 50%, в 1980-х — 75%, а в 1996 году — 91%.

Причин доминирования именно английского, а не, скажем, немецкого или французского, языка несколько: тут и два бойкота немецких журналов из-за двух мировых войн, и экономическая мощь США, и массовая эмиграция европейских научных работников-евреев в Америку при Гитлере, и детали плана Маршалла, который заботился не только о развитии европейской науки, но и о ее ориентировании на Америку.

Интересным для меня был факт, что помимо этих факторов большую роль в скачке, по мнению автора книги и рецензента, сыграла советская наука.

Collapse )
knot

Музыкой навеяло

Ну, про "советский-антисоветский - какая разница" знают все. Но вот я понял, что и последователи Стругацких, и их оппоненты - в душе обязательно прогрессоры. Люди вокруг несмышленыши, в зле да копоти, не понимают ничего - а они вооружены базисной теорией феодализма и вообще все в белом. Делают добро пасомым, действуя для их же пользы. И так далее.

Что забавно, у самих Стругацких базисная теория феодализма как раз не сработала.
knot

И еще о докторе Лизе

Когда о ком-то думаешь плохо (или хорошо), разум готов поверить в гипотезы, подтверждающие наши представления. Это свойство сыграло с мной злую шутку: мое крайне низкое уважение к Елизавете Глинке помогло мне поверить, что твит про "розы из осколков" были не только подлым, но и описывал кражу. Это мне урок: следует с особенной тщательностью проверять именно то, во что хочется верить.

Приношу глубокие извинения в связи с этой историей.