?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: производство

Перечитывая классиков

Отец Ионки, Семен Козырь, был простой мусорщик, который, воспользовавшись смутными временами, нажил себе значительное состояние. В краткий период безначалия (см. "Сказание о шести градоначальницах"), когда, в течение семи дней, шесть градоначальниц вырывали друг у друга кормило правления, он, с изумительною для глуповца ловкостью, перебегал от одной партии к другой, причем так искусно заметал следы свои, что законная власть ни минуты не сомневалась, что Козырь всегда оставался лучшею и солиднейшею поддержкой ее. Пользуясь этим ослеплением, он сначала продовольствовал войска Ираидки, потом войска Клементинки, Амальки, Нельки и, наконец, кормил крестьянскими лакомствами Дуньку-толстопятую и Матренку-ноздрю. За все это он получал деньги по справочным ценам, которые сам же сочинял, а так как для Мальки, Нельки и прочих время было горячее и считать деньги некогда, то расчеты кончались тем, что он запускал руку в мешок и таскал оттуда пригоршнями.

Read more...Collapse )

Комментируя мою предыдущую запись, pigbig указала на идеи Ритцера о Мак-Дональдизации общества (см. изложение концепции в рецензии на книгу Ритцера).

Книгу я ещё почитаю, но подмеченное автором стремление к воспроизводимости и предсказуемости мне кажется очень интересными наблюдением. При этом, если верить рецензенту, эта предсказуемость становится не средством, а целью: "Не надо лучше, надо по правилам!"

Это напомнило мне эпизод, про который я, кажется, уже рассказывал. В конце прошлого века судьба и воля начальства занесла меня на семинар для менеджеров программистских компаний. Ни до, ни после этого случая я этими вопросами не интересовался, поэтому я не могу сказать, насколько общепринятыми были взгляды преподавателя. Возможно, что это были его личные заморочки - а может, наоборот, так все менеджеры думают. Впрочем, это не так уж и важно.

Преподаватель начал с того, что всем присутствующим известны замечательные программисты, способные быстро писать прекрасный код, точно решающий поставленную задачу. Они на голову выше остальных сотрудников, и заменить их практически невозможно. Задача менеджера состоит в том, чтобы таких сотрудников выявить и немедленно уволить. Их наличие несовместимо с современным промышленным производством, которому нужна воспроизводимость. "В правильно организованной компании, - подчеркнул преподаватель, - вы можете дать одну и ту же задачу двум разным программистам, и получить практически одинаковый код. Именно в этом состоит ваша цель". Преподаватель не произносил слов про средневековье и шедевры, но мысль его была вполне узнаваема: программист должен, как рабочий у конвейера, стать типовой деталью стандартного механизма. Интересно, что про качество кода при этом ничего не говорилось: в полном соответствии с идеями Ритцера (как я их понял из краткого изложения), предсказуемость и воспроизводимость тут не средство, а цель.

Я не знаю, получилось ли с этим у менеджеров, но сам подход тогда поразил меня размахом, достойным сэра Томаса Мора или Угрюм-Бурчеева. Уходящие в бесконечность правильные геометрические ряды одинаковых серых кубиков, в которых сидят взаимозаменяемые программисты, пишущие стандартный код. Они едят стандартную еду в стандартных Мак-Дональдсах, лечат их от типовых болезней типовые доктора (если два врача увидят одинаковые симптомы, они должны выписать одинаковые рецепты!), а взаимозаменяемые юристы оформляют им типовые разводы.

См. мультипликационную заставку к "Иронии судьбы".

У Эзры Клейна очень интересное интервью с Энди Стерном. Это известный лидер американских профсоюзов, который всегда отличался неординарным мышлением, нестандартными ходами (чего стоило его решение выйти из AFL-CIO!) и умением думать о будущем. Его размышления о профсоюзах сегодня и завтра стоят внимательного чтения.

Очень интересен последний абзац интервью: об отношениях между профсоюзами и ведущими партиями США:

Я скажу, что республиканцы были очень успешны. Американцы не любят три вещи: большие профсоюзы, большое государство и большие корпорации. Поэтому республиканцы нападают на большие профсоюзы, большое государство, и говорят только о малом бизнесе. И это сработало. Разве у профсоюзного движения есть достаточное присутствие в промышленности в этом столетии, чтобы можно было говорить о них, как о разрушительной силе? В частном секторе мы на уровне 6.2%. Антипрофсоюзные силы практически покончили с нами. А сейчас они переходят к госсектору. Но часть этой истории в том, что демократическая партия так и не стала союзницей профсоюзов в последние 20 лет. Республиканцы воспринимали профсоюзы как союзника демократической партии. Однако профсоюзам не удалось заставить демократов в ответ действительно признать их своими. Они говорили, что больше членов профсоюза означает больше демократов, и это было правдой, но им не удалось убедить в этом демпартию. Сегодня никто не думает ни о какой рабочей или промышленной политике вообще.

Должен сказать, однако, что меня удивляет фраза про "двадцать лет". На мой взгляд, водораздел произошел по меньшей мере тридцать лет назад, когда Рейган сломал хребет профсоюзу авиадиспетчеров. Собственно, основной вектор истории Америки последних десятилетий - это последовательный отказ upper middle и профессионального класса от поддержки тех, кто находится ниже их на социальной лестнице.

Старый анекдот

Лектор делает доклад об успехах пятилетки:
- В городе А построена электростанция...
Реплика из зала:
- Я только что оттуда. Никакой электростанции там нет!
Лектор продолжает:
- В городе Б построен химический завод...
Тот же голос:
- Неделю назад я там был. Никакого завода там нет!
Лектор взрывается:
- А вам, товарищ, нужно поменьше шляться и побольше газеты читать!

Навеяно дискуссией у cema о том, почему неблагодарные американцы жалуются, вместо того, чтобы сказать спасибо партии (GOP) за их счастливое детство.

Profile

knot
scholar_vit
scholar_vit

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek