?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: происшествия

Из Твиттера

Прочел в Твиттере.

Дилана Руфа, который убил девятерых в церкви, полиция после ареста отвезла в Burger King: мальчик был голоден.

Стефона Кларка, чей сотовый телефон "можно было принять за пистолет", полиция расстреляла на месте.

Это все, что нужно знать про расовую подоплеку Второй поправки в США.

Update: мне цитируют статью (https://www.snopes.com/news/2015/06/22/dylann-roof-burger-king/), где утверждается, что Руфа не повели в Бюргер Кинг, как сообщалось в первых репортажах, а купили ему там еду.

This entry was originally posted at https://scholar-vit.dreamwidth.org/533658.html. Please comment there using OpenID.

comment count unavailablecomments

Как интересно люди читают тексты. В комментариях в ЖЖ меня обвинили в жестокости по поводу предыдущей записи, хотя я старался показать, что же думаю на самом деле. Ладно, приведу собственный комментарий.

Я ни на секунду не радовался смерти (а если бы мы с женой знали, пошли бы на похороны). Наоборот, мне как раз жалко и его, и себя: я тоже смертен и тоже, как сказал Булгаков, внезапно смертен. Поэтому все, что мы можем делать, это жалеть друг друга, и даже тех, кто не жалеет нас.

Поэтому претензии в жесткости, это не ко мне. Это к Богу. Который бывает и жестким, и жестоким.


Однако одно обвинение заставило меня задуматься. Мне пишут: "Если бы у него был короткоствол он очень хотел всеобщего бесплатного здравоохранения, было бы совсем другое дело!"

Так вот, о вычеркнутом короткостволе. Если у вас дома оружие, то, как говорит статистика, у вас гораздо больше шансов убить себя, чем кого-то другого. В 2013 году в США было 33636 смертей, связанных с огнестрелом, из них 11208 убийств, 21175 самоубийств, 505 случайных выстрелов, и 281 смертей при невыясненных обстоятельствах (https://en.wikipedia.org/wiki/Gun_violence_in_the_United_States). В этой же статье приводятся оценки, по которым шансы самоубийства повышаются в 3-4 раза, если в доме есть оружие. Это вполне понятно: эпизоды депрессии бывают почти у всех. Попыток самоубийства на самом деле гораздо больше, чем люди себе представляют (а уж мыслей о самоубийстве...). Чаще всего они не удаются: убить себя не так просто. А потом эпизод кончается, и человек с ужасом оглядывается. Но огнестрел — очень эффективная штука. Попытка самоубийства при его помощи, как правило, удаются.

А теперь, как говорят в ЧГК, вопрос. Предположим, у человека дома короткоствол, из которого он, будем говорить откровенно, собрался убивать других. А потом, я не знаю, жена ушла, собака умерла, с работы выгнали и ипотеку платить нечем — да просто какие-то нейромедиаторы разбалансировались, и он из этого короткоствола убил себя. Будет ли мне его жалко?

Черт его знает, жалко, наверное. Хоть он и злобный дурак.

This entry was originally posted at https://scholar-vit.dreamwidth.org/532862.html. Please comment there using OpenID.

comment count unavailablecomments

Фраза о том, что свобода слова не означает, что можно кричать "Пожар" в переполненном театре, прочно вошла в обиход как в США, так и за рубежом. Её знают и те, кто вряд ли перескажет наизусть Первую поправку. Однако происхождение этой фразы известно далеко не всем. Некоторые даже думают, что она принадлежит отцам-основателям страны. Поэтому мне кажется уместным сказать об этом несколько слов.

Фраза эта куда моложе Конституции и Билля о правах. Хотя и не так уж молода: через семь лет она отпразднует столетие. Но давайте по порядку.

Когда США вступили в Первую мировую войну, последняя была далеко не популярна среди населения. Добровольцы вовсе не спешили умирать на полях европейский сражений. Поэтому был объявлен призыв. И тогда же был принят Акт о шпионаже 1917 года, который объявил преступными, помимо прямой помощи противнику, действия, которые могут помешать призыву или пропагандировать инсубординацию в армии. Среди людей, арестованных по этому акту, был секретарь Социалистической партии США Чарльз Шенк. Шенк напечатал и разослал молодым людям, потенциальным призывникам, около пятнадцати тысяч писем, где утверждал, что призыв есть рабство, запрещенной Тринадцатой поправкой. Он призывал не поддаваться запугиванию и защищать свои конституционные права.

Шенк был осужден. Дело дошло до Верховного суда, который единогласно постановил, что если слово представляет собой "очевидную угрозу" (clear and present danger), то государство имеет право его ограничивать. Разумеется, решать, представляет ли данное слово такую угрозу - дело государства.

Интересно, что текст решения написал один из самых уважаемых (и "либеральных"!) судей в истории США, Оливер Уэнделл Холмс. Ему же принадлежит фраза о том, что "самая строгая защита свободы слова не защитит человека, который кричит неправду о пожаре в переполненном театре, вызывая тем самым панику". Некоторые представители "потерянного поколения", травмированного войной, позже зло шутили, что в данном случае Шенк кричал о пожаре, когда театр действительно горел, а публике силой навязывали билеты.

За антивоенную пропаганду тогда осудили не только Шенка. Один из самых интересных случаев - Роберт Гольдштейн, еврейский эмигрант из Германии, снявший фильм "Дух 76 года" об истории Войны за независимость Америки. В фильме английские солдаты изображались жестокими чудовищами - но в 1917 году, в отличие от 1776 или 1817 года, Британия была союзницей. Фильм конфисковали (ни одна копия, кстати, до нас не дошла), а Гольдштейн получил 10 лет за пропаганду в пользу Германии. Вышедший через три года по амнистии, он уехал в Европу, где следы его теряются; по некоторым сведениям, он погиб в гитлеровском концлагере.

Из этой истории можно извлечь разнообразные уроки. Я предпочитаю оставить это читателю.

Update: Очень интересный комментарий dyakа ниже: "Преступлением Шенка была не столько агитация против войны, сколько агитация против закона, вводящего призыв --Шенк призывал посылать петиции в Конгресс, чтоб Конгресс этот закон отменил. То есть сам по себе призыв к отмене закона был признан незаконным. Почему? Потому что призыв к отмене закона, при успехе оного, может привести к вещам ныне запрещенными законом."

Update 2: вторая часть истории.

Начало: http://scholar-vit.livejournal.com/141754.html

Тут меня спросили, в чём же разница между шуточкой про смерть в ботинках и советскими "детскими садистскими стишками". Мне это казалось очевидным. И как всегда, когда что-то очевидно, требуется некоторое усилие, чтобы его сформулировать. Но я всё-таки попробую.

Read more...Collapse )

Всё-таки знаменитая сцена из "Братьев Карамазовых", где Алёша "с бледной, перекосившейся какой-то улыбкой" говорит: "Расстрелять!" - несколько лукава. В конце концов зло уже совершено, ребёнок уже растерзан собаками. Никакой расстрел его к жизни не вернёт. Генерала "в опеку взяли", то есть нового зла он не причинит. Предотвратить повторение зла, так сказать, другими генералами расстрел вряд ли поможет. Этот генерал был, по-видимому, душевнобольным, а потому рациональное соображение: "Если я прикажу затравить ребёнка собаками, меня расстреляют" на подобных ему может и не подействовать. Расстрел может иметь только смысл отмщения, а дальше можно вспомнить и "Аз воздам".

Гораздо интереснее другая ситуация. Зло совершается на глазах человека, исповедующего непротивление. Не по отношению к нему - по отношению к другим. Большое и безусловное зло. Будет ли этично продолжать не противиться?

История сложилась так, что этот вопрос был задан Махатме Ганди. Дело происходило в 1938 году, когда Гитлер уничтожал евреев Европы. Друг и биограф Ганди Луи Фишер (Louis Fisher) описал разговор с Ганди на эту тему в своей книге "Gandhi and Stalin", а я прочёл об этой истории в очерке Оруэлла "Размышления о Ганди" (Reflections on Gandhi, Partisan Review, January 1949, In: George Orwell, Essays, Everyman's Library, 2002, pp. 1349–1357). Ответ был очень любопытен. Read more...Collapse )

Курт Воннегут в книге "Man without a country" приводит данные историков о том, что самоубийства среди рабов американского Юга были существенно реже, чем среди рабовладельцев. Если это правда, то интересно, почему?

Сам Воннегут объясняет это негритянскими блюзами: дескать, вместо того, чтобы вешаться, рабы пели грустные песни. Мне это объяснение кажется несколько наивным: вслед за Давидом Самойловым я полагаю, что музыка часто не лекарь, а иногда и губит.

Навскидку можно предложить два других объяснения. Во-первых, изнуряющий монотонный труд отупляет. В результате у человека уже нет сил даже задуматься о невыносимости своего положения. Для самоубийства нужен всё-таки известный досуг, некоторая духовная свобода. Во-вторых, если судить по книжкам, смертность среди рабов была повыше, чем среди хозяев. Это значит, что многие просто не доживали до самоубийства. Как не доживали в прошлом до нынешних массовых болезней вроде рака, сердечно-сосудистых или там Альцгеймера.

А вообще этот пример показывает, как тяжело извлекать неформальную информацию (хорошо люди живут или нет?) из формальных данных (тот же процент самоубийств). Где-то я видел сравнение частоты самоубийств на российской зоне и в российской армии. Я даже не помню, какая оказалась выше - важно понять, что это число без интерпретации ничего не означает.

Я уже цитировал одного из мох учителей, который рассердился на реплику: "Экспериментаторы видят, что..." "Запомните, - строго сказал он, - экспериментаторы не видят ни-че-го. Это мы, теоретики, объясняем им, что они видят".

Михайлик на ночь

А давно я что-то не перечитывал

Юрий Михайлик

То ли Лес-Анджелес, то ли Лос-Анджелос,
он же лес, до которого не дожилось,
он же лёсс, он же лоз виноградных крамола,
на сползающем -- помнишь ли? -- так и скользим
мимо зим, мимо пальцев слепых Мнемозин,
чтоб сорваться у мола, --

на сползающем склоне -- откос и отвес, --
осыпающем суглинок под волнорез
на размес, на леченье рубцов и наколок,
где над краем обрыва витал, захмелев,
то ли Лёв Гумилёв, то ли Лев Гумелев, --
приблатнённый тюрколог, --

по следам в этой глине -- где лес, а где лось? --
и пожаром спеклось, и потопом лилось,
подчищая насквозь, наголо и жестоко,
осыпая нагар над тяжёлой водой,
где волна за волной как орда за ордой
налетают с востока, --

вас ист лос, Анджелес? итс э лос, Анджелес.
Ни одна из пятнадцати в мире Одесс
не удержится здесь виноградником на косогоре,
и когда поднимается ветер степной,
бывших ангелов сносит в котёл смоляной --
в захолустное море.

Михайлик на ночь

Юрий Михайлик

Низколобым динго, молодым и поджарым,
пожилым крокодилом---по ноздри в болото
Если один переезд равен двум пожарам,
что говорить о бегстве посредством Аэрофлота?
Read more...Collapse )

Стёб и Пропп

Прочёл обсуждение стёба у ivanov_petrov. Примечательно, что почти для всех участников стёб -- это однозначно плохо. Ничтожная литература. Лучше всего сформулировано вот тут:

Да, есть и очень крутая теория по поводу того, что смех - признак дьявольский, а истинно верующему более приличествует серьезность и печаль. Следует ли сразу заключить, что раз вокруг смеются, значит, мы в аду?

Характерно, что в сказках, если верить Проппу, всё с точностью наоборот: человек смеётся, чтобы доказать, что он жив. Мертвец, нежить серьёзен. Засмеявшись, спасёшься. Развеешь морок. Если вокруг смех, ты не в аду. Согласно одному из поверий, злой колдун не смеётся никогда, чтобы не показывать зубы: у него между зубов застряли кусочки человеческого мяса.

В русле этой традиции стёб -- это реакция живого человека на мертвечину. Распространение стёба в постсоветской литературе есть реакция на смердящий труп под названием "советская литература". А точнее, на всю советскую систему ценностей вместе с её антисоветским зеркалом ("советский, антисоветский -- какая разница?")

Но тогда почему сейчас, через полтора десятилетия, продолжается стёб? А потому что какова кухня, такова и песня. Если нет новой системы ценностей, а есть атомизированное общество, "умри ты сегодня, а я завтра", если есть всё тот же мертвый "дискурс", то живой человек может только смеяться. Именно потому, что он жив. А то, что он видит -- мертво.

Profile

knot
scholar_vit
scholar_vit

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek