?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: экономика

Очень интересный комментарий в блоге Брэда Де Лонга.

Брэд цитирует историю из студенческих лет Питера Тила, предпринимателя, миллиардера, либертарианца и одного из немногих сторонников Трампа в Кремниевой Долине. Автор воспоминаний, черная сокурсница Тила, спросила у него, правда ли, что он поддерживает апартеид. Тил ответил, что апартеид — это разумная экономическая система, которая работает эффективно, и потому моральные соображения не важны ("He said, with no facial affect, that apartheid was a sound economic system working efficiently, and moral issues were irrelevant.").

Комментатор Мейнард Хенли замечает, что что как раз для либертарианца назвать "разумной и эффективной экономической системой" апартеид в ЮАР довольно странно:

Апартеид в Южной Африке был национал-социалистическим государством с сильным ударением на "социалистическим". Были массивные программы общественных работ с целью трудоустройства бедных белых и серьезная забота об удержании командных высот экономики в руках государства. Кому принадлежали железные дороги? Государству. Авиакомпания? Государственная. Как насчет радио и телевидения? Вы уже догадались. АРМСКОР? САСОЛ? ИСКОР? И так далее и тому подобное.

Комментатор далее делает вывод: "Когда приходится выбирать между экономическими воззрениями и расизмом, средний республиканец и средний либертарианец неизменно выбирает расизм".

Update: как справедливо указывают ниже, я был крайне небрежен в последнем абзаце. Мейнард Хенли вовсе не строил кривую по одной точке. Правильнее было бы написать так: "Комментатор далее замечает, что эта история хорошо иллюстрирует то, что постоянно подчеркивают Матт Иглесиас и Брэд Де Лонг: когда приходится выбирать между экономическими воззрениями и расизмом, средний республиканец и средний либертарианец неизменно выбирают расизм"

Читая книгу Antony Unwin, Graphical Data Analysis with R (CRC Press, 2015), я узнал, что в десятилетний с небольшим период правления Маргарет Тэтчер официальное определение понятия "безработный" менялось более двадцати раз. Как правило, изменение приводило к уменьшению безработицы в правительственной статистике. Случай, когда официальная безработица все-таки увеличилась, связан с изменением, утвержденным предыдущим, лейбористским, правительством и вошедшим в силу уже при Тэтчер.

Unwin ссылается на статью Gregg P. Out for the count: A social scientist's analysis of the unemployment in the UK. J. Royal Stat. Soc. A, 157(2):253–270, 1994.

Via блог Брэда Де Лонга прочел очень интересную заметку Марка Клеймана.

Один из тезисов популизма, который любит повторять Трамп — это губительность для Америки торговых договоров. Впрочем, Трамп тут не первый: я помню хотя бы Росса Перо с его: "Слышите свист? Это со свистом улетают в Мексику наши рабочие места!" Популисты обвиняют истеблишмент обеих партий, который поддерживал торговые соглашения. Собственно, именно это — один из источников популярности анти-истеблишментовской риторики в нынешнем цикле: "Вы предали нас вашими NAFTA, соглашениями с Китаем, WTO и так далее. Из-за вас хорошие работы исчезли. Уходите!"

Профессиональные экономисты всегда рассматривали этот тезис как досадное заблуждение невежд. Действительно, снятие торговых барьеров выгодно (а) отечественным экспортерам: они выходят на новые рынки; (б) отечественным покупателям импорта: они покупают нужные им товары дешевле. Оно невыгодно отечественным конкурентам импортных товаров, которых защищали барьеры. Можно доказать, что при довольно общих предположениях выгоды перевешивают невыгоды: всегда лучше делать то, что у тебя получается лучше и дешевле. Поэтому большинство экономистов, как правых, так и левых, в общем, за торговые договоры. Ну а популисты говорят об очередном заговоре ученых.

Клейман отмечает, однако, что рассуждение выше неявно предполагает перераспределение доходов от снятия барьеров. Действительно, пусть Петя дополнительно заработал от торгового договора $10, а его друг Вася потерял на этом $3. Тогда можно забрать у Пети в виде дополнительного налога $4 и отдать их Васе. В итоге Петя станет богаче на $6, Вася на $1, и никто не сможет жаловаться, что ему стало хуже. Петя заплатит высокий налог, но выиграет за счет дополнительного дохода. Вася потеряет, но ему это с лихвой компенсируют.

Предположим, однако, что победила идеология, которая считает налог грабежом и перераспределение аморальным. Тогда в результате торгового договора Вася получается обманутым: у него забрали его кровные $3 и никак ему этого не компенсировали. Ему действительно нет смысла поддерживать свободу торговли: эта свобода идет за его счет. Теорема, о которой идет речь выше, утверждает только, что можно всех участников процесса сделать богаче (Петя обязательно больше выиграет, чем Вася проиграет). Однако она ничего не говорит о том, что будет, если Пете отдать его прибыль, а Васю послать подальше.

Нынешняя эпидемия смертей белых американцев без университетского образования реальна. И глобализация сыграла в ней, похоже, не последнюю роль. Следует понять, однако, что эта эпидемия не была неизбежным следствием глобализации: она вызвана сочетанием глобализации и сознательной политикой отказа от перераспределения выгод глобализации. В итоге богатые стали богаче, бедные стали беднее. Тот факт, что богатые стали более богаче, чем бедные беднее, не особенно радует последних.

Пол Кругман в сегодняшнем блоге опять обсуждает Россию и Путина. Заметка называется "Макроэкономический непотизм"; ниже она в моем переводе.

Read more...Collapse )

Россия и криптовалюта

Пишут, что Роскомнадзор начал блокировать сайты, связанные с биткойном.

Ну ладно, можно заблокировать дилеров или биткойновскую вики; заблокировать саму биткойновскую сеть технически не так-то просто. Будем смотреть, кто кого сборет.

Кори Робин публикует любопытное письмо Маргарет Тэтчер фон Хайеку. К сожалению, письма Хайека от 5 февраля, которое упоминает Тэтчер, не нашлось ни в её архивах, ни в архивах фон Хайека.

Ниже письмо Тэтчер в моем переводе.

Read more...Collapse )

В предыдущей записи на эту тему я спросил, верны ли классические теоремы экономики, если мы будем рассматривать "реалистические" модели человеческого поведения? Я понимал, что вряд ли я первым задал этот вопрос. Тем интереснее было узнать из блога Марка Тома о недавней работе Роджера Фармера с соавторами как раз на эту тему.

Фармер и др. рассмотрели модель рациональных игроков на финансовом рынке с выполнением стандартных условий теорем благосостояния (оказывается, именно так переводится welfare theorems) и двумя маленькими дополнениями: игроки у них рождаются и умирают. Так как жизнь игрока не бесконечна, ему важно не только среднее состояние рынка за большой промежуток времени (in the long run we all are dead, как говорил один известный экономист), но и динамика за время, сравнимое с его жизнью: как известно, у поколения, начавшего трудовую деятельность в период рецессии, доходы за жизнь на 20% меньше, чем у поколения периода бума.

Важный вывод авторов состоит в том, что при этом условии рынок перестает быть эффективным в смысле первой теоремы благосостояния: появляется несколько точек равновесия, причем только одна из них Парето-эффективна.

Мне было бы интересно понять, насколько этот механизм похож на тот, о котором я размышлял: "нелокальность". На первый взгляд кажется, что тут есть общее свойство: в модели Фармера и др. для каждого игрока важна не только элементарная трансакция, но и состояние системы в целом. Впрочем, я недостаточно знаю предмет, чтобы уверенно делать такой вывод.

В любом случае мне кажется оправданным предположение, что теоремы теоретической экономики верны при довольно жестких предположениях о поведении "агентов". Так как реальные люди, похоже, ведут себя иначе (например, имеют привычку помирать), даже качественные выводы этих теорем, возможно, не описывают действительность.

Мало кто осознает, что когда Хрущев обещал американцам: "Мы вас похороним", - он имел в виду не военное превосходство. Речь шла об экономическом превосходстве. И это превосходство было очевидно, прежде всего для самих американцев. В статье Кальвина Гувера в Foreign Affairs в 1957 году говорилось, что даже с учетом чудовищных советских приписок, темпы роста советской экономики были вдвое выше, чем у любой крупной капиталистической страны за любой промежуток времени и втрое - чем средние темпы роста в США. Гувер предсказывал, что советская экономика обгонит американскую к 1970-м годам. И эти оценки были общеприняты: практически каждый год в этом журнале появлялась статья, где обсуждалось, как будем жить в мире с экономически доминирующим Советским Союзом.

Однако и тогда существовали - хотя были и менее слышны - экономисты, которые не соглашались с такой оценкой. Их анализ показывал, что высокие темпы роста советской экономики были вызваны экстенсивными факторами: вовлечением женщин в производство, резким ростом образования, индустриализацией. Все эти факторы по природе своей ограничены. Они не могут действовать долго. Если сегодня рабочая сила удвоилась за счет женщин, то завтра она не учетверится. Если сегодня ввели всеобщее среднее образование, то вряд ли получится завтра ввести обязательную для всех кандидатскую степень. Если сегодня рабочему с совковой лопатой дали экскаватор, то завтра ему не найдут суперкопалку на ядерном топливе с нуль-транспортировкой отвала. А когда в темпах роста аккуратно учитывали эти экстенсивные факторы, то получалось, что эффективность советской экономики была никак не выше - скорее ниже - западной.

Это рассуждение - начало интересной статьи Пола Кругмана, опубликованной в 1994 году в том же журнале Foreign Affairs. Понадобилось оно ему не для того, чтобы ещё раз пнуть ошибки советологов 50-х и 60-х годов, а для того, чтобы посмотреть, насколько обоснованы утверждения о "новой азиатской модели экономики", заполонившие тогда журналы. Автор утверждает, что рост "азиатских тигров", как и рост СССР, вызван в основном экстенсивными факторами. И поэтому темпы роста не собираются оставаться такими же долгое время. Главный вывод Кругмана в том, что никакого таинственного "азиатского чуда" нет, как не было и "коммунистического чуда". Все вполне объяснимо в рамках "textbook economics": мобилизация экономики и переход к индустриальному обществу.

Статья опубликована в 1994 году - ещё до финансового кризиса 1997 г. и в самом начале "потерянного десятилетия" японской экономики. Тем интереснее посмотреть на предсказания Кругмана (он, между прочим, был излишне оптимистичен по поводу Японии, говоря, что она скоро выйдет из рецессии). Кстати, последняя глава статьи - про Китай.

Одно замечание - говоря о советской экономике, Кругман не указывает, что массе людей на Западе было выгодно преувеличивать её успехи. Тут сходились левые ("темпы роста СССР доказывают преимущества социализма") и правые ("темпы роста СССР доказывают необходимость увеличения военных расходов"). Впрочем, это уже выходит за рамки его работы.

Profile

knot
scholar_vit
scholar_vit

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek